Вывод активов

Содержание

Ответственность за вывод активов

Вывод активов

В последнее время все активнее стало наблюдаться такое явление как вывод активов из ООО одним из его учредителей или несколькими.

В принципе, распоряжаться активами компании по своему усмотрению – это права руководства, но в некоторых случаях такие действия могут рассматриваться как попытка скрыть доходы и избежать выплаты долгов в  схеме при банкротстве юридического лица, и за них могут быть санкции, вплоть до уголовного преследования. В данной статье мы рассмотрим, в каких ситуациях предусмотрена ответственность за вывод активов из ООО и как защитить себя, если выдвинуты обвинения в выводе средств.

Что считается выводом активов?

Последствием банкротства юридического лица, нередко становится вывод активов, которым может считаться любая сделка, в результате которой средства или материальные ценности предприятия выводятся из-под юрисдикции данного юридического лица и его руководства.

Виды вывода активов могут быть различными: перевод денег на счета, принадлежащие третьим лицам, продажа недвижимости или другого имущества, переоформление на новое юрлицо, создание дочерней компании и передача активов ей (чаще всего безвозмездно) и т. д.

Внешне это выглядит вполне безобидно – все перечисленные операции вполне законны и регулярно проводятся юридическими лицами. В чем же подвох?

Дело в том, что о выводе капитала речь идет в том случае, если конечной целью является вывести средства из оборота предприятия с целью личного обогащения или другой выгоды (например, утаить их от государственных органов или кредиторов).

К примеру, очень распространен вывод активов при банкротстве: по закону все имущество компании-должника должно пойти на погашение долговых обязательств, а если перед этим руководство выведет активы, кредиторы останутся ни с чем.

Схемы вывода бывают очень различными: от простых, которые несложно распознать, до очень сложных и запутанных, где применяются десятки подставных компаний (часто зарубежных) и сотни людей, и найти виновных и материальные ценности бывает очень сложно.

Какая ответственность предусмотрена за вывод активов?

Специальной статьи Уголовного кодекса, направленной на санкции за вывод активов, не существует, потому в судебной практике в подобных делах применяются схожие статьи – например, ст. 159 «Мошенничество».

В принципе, это вполне логично – махинации с имуществом и денежными средствами с целью введения в заблуждение (кредиторов, государственных и регулирующих органов) вполне подходят под определение вывода активов.

По этой статье виновным назначают как штрафы (с суммами до 2 миллионов рублей), так и условные и реальные сроки лишения свободы – как известно, санкции за мошенничество предусматривают до 10 лет тюремного заключения.

Кроме того, применяется также статья 201 «Злоупотребление полномочиями». Здесь мотивация следующая: действия руководства компании должны быть направлены на ее развитие и создание оптимальных условий ведения деятельности, для чего и выдаются соответствующие полномочия для принятия решения и распоряжения имуществом.

А вывод средств противоречит поставленной цели и является источником собственного обогащения вопреки интересам вверенного предприятия. По этой статье за вывод активов из ООО уголовная ответственность ненамного менее строгая – для виновного наказание предусматривается в виде штрафов до миллиона рублей, а также лишение свободы на срок до 10 лет.

Строгость зависит от размера нанесенного ущерба, наличия или отсутствия организованной преступной группы и других факторов.

Кроме того, подозреваемым могут вменять и другие экономические статьи – за легализацию (отмывание) денег, неправомерный оборот средств, неправомерные действия при банкротстве, уклонении от уплаты налогов и т. д.

Часто обвинения применяют в комплексе, в зависимости от совершенных руководством действий.

Соответственно, и санкции сильно отличаются – можно отделаться штрафом, хоть и немаленьким, но есть и вероятность получить тюремное заключение, в том числе на продолжительные сроки (от 5 лет).

Кроме уголовной, виновных может ждать и субсидиарная ответственность.

Если кредиторы не получат от компании всех необходимых средств для погашения задолженности (а они их не получат, ведь деньги выведены, активы распроданы или переданы третьим лицам), они имеют право через суд требовать возмещения своих убытков с виновных – в первую очередь, с генерального директора предприятия-банкрота.

Конечно, доказать, что именно его действия привели к неблагоприятному финансовому состоянию компании, достаточно сложно, но если против руководителя параллельно открыто уголовное дело, связанное с банкротством (в том числе по выводу денег), процедура существенно упрощается. Потому нужно быть готовым отвечать не только перед законом, но и перед кредиторами компании.

Защита по уголовным делам о выводе активов

Что же нужно делать, если вас обвиняют в выводе средств? В первую очередь, нужно оценить ситуацию: каков оцениваемый ущерб действий, какие доказательства есть у правоохранительных органов и т. д.

– от этого во многом будет зависеть линия защиты.

Рекомендуется сразу обращаться к адвокату по уголовным делам, он проанализирует сложившиеся обстоятельства и предложит оптимальную стратегию и тактику поведения.

Непосредственно линия защиты обычно включает в себя доказательства того, что совершенные операции, в которых правоохранители увидели преступный вывод средств являются обычными сделками в рамках ведения деятельности предприятия и не связаны с банкротством или личным обогащением руководства ООО. При этом нужно помнить, что доказывать преступный умысел потребуется именно следствию, и пока он не доказан, сделки не могут считаться незаконными, а значит, и нет состава преступления, вменяемого подозреваемым. Если при оформлении вывода активов не были допущены грубые ошибки, скорее всего, дело будет закрыто, особенно если вы заранее воспользуетесь юридическими услугами – помощью адвоката по банкротству, который оформит все сделки в полном соответствии с законодательством, чем исключит уголовное преследование.

Заключение

Вывод средств, особенно во время процедуры банкротства, считается экономическим преступлением, и за него полагается серьезное наказание – миллионные штрафы и лишение свободы на срок до 10 лет. Однако доказать, что руководство занималось именно выведением средств, а не своей обычной деятельностью, достаточно сложно, особенно если вы заручитесь поддержкой квалифицированных адвокатов.

Источник: https://advokat-osherov.ru/blog/otvetstvennost-za-vyvod-aktivov/

Арбитражный суд раскрыл схему вывода активов и отказал в удовлетворении исковых требований

Вывод активов

На сегодняшний день схемами вывода активов из компаний, в том числе и использованием механизмов судебного взыскания, уже никого не удивишь.

Всем уже давно известно, как легко просуживаются «виртуальные» долги (в том числе и через цепочку транзитных сделок) в арбитражных судах, с целью придания законного статуса такой задолженности.

Но, следующий кейс покажет, что некоторые суды не только умеют выявлять такие сделки, но и стали брать на себя смелость отказывать в удовлетворении требований по ним.

Отдельно стоит отметить, что признание сделки (а в конечном итоге цепочки транзитных сделок) мнимыми оказывается имеет место не только при рассмотрения обособленных споров в рамках процедур банкротства, но и в обычном, даже можно сказать, что в безобидном и «управляемом» исковом производстве.

Итак, рассмотрим подробнее на примере одного кейса!

Краткое описание схемы сделки:

ПАО «УБРиР» выдал кипрскому офшору Limited Company Avexbell Enterprises Limited несколько миллиардов рублей на основании кредитных договоров.

У Limited Company Avexbell Enterprises Limited возникли проблемы с возвратом задолженности. Долг Limited Company Avexbell Enterprises Limited выкупило ООО «МКК».

ООО «МКК» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с требованием взыскать деньги с оффшорной компании.

А теперь по существу:

Рассмотрев материалы дела А60-29241/2018, выслушав представителей истца и третьего лица – банка, суд первой инстанции не нашел оснований для удовлетворения исковых требований ООО «МКК».

Несмотря на то, что все участники спора указывали на возникновение отношений, связанных с выдачей кредита по указанным кредитным договорам, суд первой инстанции акцентировал свое внимание на то, что на него возложена обязанность по проверке данного обстоятельства.

Суд первой инстанции указал, что из материалов дела невозможно установить, кто явился конечным получателем денежных средств. С учетом наличия цепочки транзитных сделок, суд фактически указал на первый признак «виртуальности» заявленных требований и соответственно мнимости кредитных договоров.

Суд первой инстанции обратил особое внимание на то, что денежные средства перечислены банком офшорной компании без обеспечения их возврата. А здесь, как мы понимаем, налицо уже второй признак мнимости кредитных договоров.

Так, суд первой инстанции указал: «Из условий кредитных договоров, предусматривающих отсутствие обеспечения при выдаче кредитов иностранному юридическому лицу, не имеющему активов на территории Российской Федерации, из фактов зачисления и списания денег со счета клиента в один и тот же день, перечисления денег на счета в банке, находящемся на территории иностранного государства, использования денежных средств не в соответствии с целевым назначением кредитов следует, что имеет место совершение операций, подпадающих под определение необычных сделок согласно Федеральному закону от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Кроме того, суд первой инстанции указал: «В том числе, имеет место явное несоответствие операций, проводимых клиентом (представителем клиента) с участием кредитной организации, общепринятой рыночной практике совершения операций, а также совершение транзитных операций, реальных выгодоприобретателей по которым установить по материалам дела не представляется возможным (согласно признакам, указывающим на необычный характер сделки по приложению к Положению Банка России от 2 марта 2012 года № 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»)».

Суд первой инстанции не смог обойти и сложившуюся практику выдачи кредитов без обеспечения. Как указал суд первой инстанции, «согласно сложившейся практике выдачи кредитов без предоставления обеспечения, такие сделки относятся к сделкам с повышенным риском, что влечет за собой установление в кредитных договорах повышенной процентной ставки за пользование кредитом».

Между тем, как было установлено судом, процентные ставки по указанным кредитным договорам повышенными не являются и установлены в размере 8% годовых по валютным кредитам и 12% годовых по кредитам в рублях. И вот, налицо уже третий признак мнимости кредитных договоров.

Что примечательно суд первой инстанции сослался позицию, содержащуюся в Определении Верховного Суда РФ от 14.02.2019 № 305-ЭС18-17629, согласно которой «осуществление бенефициаром фактического контроля возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности.

Однако конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица». А примечательно тем, что суд первой инстанции по своей сути применил банкротную правовую во внебанкротном споре.

Кроме того, суд первой инстанции фактически предъявил к сторонам спора требования о повышенных стандартах доказывания при отсутствии возражений ключевых интересантов процесса.

К чему бы это? А к тому, как указал суд первой инстанции: «Исполнение так называемых кредитных договоров происходило при взаимодействии банка и заемщика, банк обладал полной информацией о фактических целях и лицах, которым денежные средства перечислялись в нарушение условия о целевом характере кредитов, то есть, на инвестиционную деятельность в форме капитальных вложений в Российской Федерации».

Вот при таких обстоятельствах суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований.

Из-за неудачи в первой инстанции, стороны планировали заключить мировое соглашение в суде апелляционной инстанции.

Судом апелляционной инстанции было выявлено ряд ключевых допущений со стороны суда первой инстанции, и дело рассматривалось по правилам первой инстанции, со ссылкой на то, что судебный акт принят в отношении прав и обязанностей лиц, которые не были привлечены судом первой инстанции.

В ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции вскрылись подробности вывода денежных средств: как выводились из банка, на чьих счетах оседали, как уничтожались документы, реальные цели сделки (предположительно, из кипрского офшора деньги ушли в Канаду на приобретение активов для АО «РМК»).

Кроме того, судом апелляционной инстанции были установлены и другие моменты по сделке. ООО «МКК» оказалась аффилированной с АО «РМК». Учредитель ООО «МКК» – О.Писаченко получил от АО «РМК» около 10 миллиардов рублей, и соответственно почти такая же сумма возникла на счетах его компании.

Вместе с тем, немаловажную роль при рассмотрении данного спора сыграло участие в нем ИФНС России по Ленинскому району г. Екатеринбурга, которая была привлечен в качестве третьего лица судом апелляционной инстанции.

Подводя итог при рассмотрении доводов сторон суд апелляционной инстанции указал следующее: «Исходя из приведенных выше обстоятельств, с достоверностью свидетельствующих о том, что кредитование Компании (прим.

автора – офшорной компании) осуществлено Банком с нарушением принципов разумных предпринимательских рисков и банковской деятельности, сделки по уступке прав требования носили формальный характер, очевидно несовпадения воли сторон сделок с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такими сделками гражданско-правовых последствий, т.е. имеет место порок воли при совершении всех сделок, являющихся основанием заявленных истцом требований, фактическая цель совершения указанных сделок участниками сделки не раскрыта, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для осуществления судебной защиты права, так как противоправная цель в силу статьи 10 ГК РФ не подлежит судебной защите».

В итоге суд апелляционной инстанции посчитал сделку мнимой, созданной для прикрытия реальной сделки, которая направлена на вывод денег за рубеж.

Схемы движения денежных средств, где одним из участников является кредитная организация, уже давно находятся под прицелом банкротной судебной практики, которая теперь не оставляет шанс на их использование даже с учетом стандартных судебных процедур.

Не согласившись с решением суда апелляционной инстанции, ООО «МКК» и ПАО «УБРиР» обратились с кассационной жалобой. Суд кассационной инстанции отказался утверждать мировое соглашение между аффилированной компанией и офшором.

В судебном заседании суда кассационной инстанции  представителем ООО «МКК» заявлено устное ходатайство о проведении судебного разбирательства в закрытом судебном заседании, мотивированное тем, что в ходе судебного заседания могут быть разглашены сведения об имущественном положении физических и юридических лиц, участвующих в деле.

Логика подобного процессуального поведения сторон не понятна, так как эти данные были раскрыты в судебных актах.

Суд кассационной инстанции не только подтвердил законность и обоснованность выводов суда апелляционной инстанции, но акцентировал свое внимание на позиции ИФНС России по Ленинскому району г. Екатеринбурга.

Суд кассационной инстанции отдельно обратил внимание, что «возражая против удовлетворения заявленного иска, ИФНС указала, что совершенные Банком сделки по кредитованию Компании, последующая уступка прав требования подконтрольному обществу «РМК» лицу (истцу) были совершены для вида, без намерения создать соответствующие заключенным сделкам последствия, что в свою очередь является причиной для признания сделок недействительными по основаниям, предусмотренным статьей 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и отказа в иске».

Хоть позиция ИФНС и сформулирована в общем виде, но она основана в том числе на том, что офшорная компания задолго до совершения сделок по уступке права требования по кредитным договорам и соответственно до инициирования судебного разбирательства была снята с учета в ИФНС в связи с закрытием всех счетов в банках на территории РФ. Об этом, кстати, также указал суд кассационной инстанции.

В итоге суд кассационной инстанции решил оставить судебный акт суда апелляционной инстанции в силе, а жалобу без удовлетворения.

В указанном кейсе примечательным является то, что суды начали активно применять банкротные позиции об аффилированности и соответственно предъявлять повышенные стандарты доказывания для участников внебанкротных споров о взыскании задолженности.

Несмотря на то, что в данном деле рассматривалась иная совокупность присущих данному спору обстоятельств, налицо явное расширительное применение банкротных позиций во внебанкротном споре.

Применение повышенных стандартов доказывания в обычных судебных спорах может свидетельствовать об активизации тренда на «контрольно-надзорное» судопроизводство, то есть когда суды фактически выполняют функции надзорных органов, например, Росфинмониторинга и ЦБ РФ.

Но, можно также и предположить, что в рассматриваемом случае это скорее всего обусловлено субъектным (персональным) составом участников спора. 

Спасибо за внимание!

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/04/23/arbitrazh_raskryl_shemu_vyvoda_aktivov_i_otkazal_v_udovletvorenii_iskovyh_trebovanij

Должник выводит активы. Что делать?

Вывод активов

Позиции ВС РФ помогут существенно облегчить распутывание клубка, который завязывает должник в попытке избежать последствий невозврата долга.

Зазулин Анатолий Игоревич
Старший юрист

В преддверии банкротства должники пытаются максимально защитить свое имущество от последующего взыскания.

Пока кредиторы доказывают задолженность в суде и получают исполнительные листы, должник отчуждает активы аффилированным лицам, родственникам, бизнес-партнерам и т.д.

В итоге, когда кредитор приступает к принудительному взысканию долгов, вместо имущества должника он обнаруживает лишь цепочки сомнительных сделок. Способы противодействия нескольким распространенным схемам предложил Верховный Суд.

Мнимость сделки можно доказать с помощью косвенных доказательств

В подавляющем большинстве случаев должник оформляет вывод активов через ряд мнимых сделок. Они совершаются только на бумаге без намерения создать соответствующие им правовые последствия, но при этом затрудняют обращение взыскания на выведенное имущество. Подтвердить мнимость сделки – сложная задача.

По сути это означает доказать сговор между сторонами при наличии документов, подтверждающих действительность сделки. Поэтому большое значение в таких спорах приобретают косвенные доказательства.

Именно на ключевую роль косвенных доказательств и необходимость их качественной оценки указал Верховный Суд в своем Определении №308-ЭС18-2197.

Фабула дела такова. Истец поставил компании-ответчику «Агра-Кубань» подсолнечное масло и семена, а также предоставил земельный участок.

Ответчик частично оплатил стоимость имущества, в остальной части возникла задолженность.

Передача имущества и товара подтверждалась договорами купли-продажи, товарными накладными, актами приема-передачи и сверки взаимных расчетов. Впоследствии другой кредитор ответчика оспорил эту сделку как мнимую.

Суды трех инстанций признали сделку действительной, сочтя представленные первичные документы заслуживающими доверия. Верховный Суд отменил их решения, указав, что суды не учли следующие обстоятельства:

  • хотя истец и ответчик формально не аффилированы, они обладают общностью экономических интересов и формально-юридических связей, что позволяет говорить об их взаимосвязанности;
  • ответчик-покупатель не занимался деятельностью, связанной с якобы купленными товарами, у него не было складских и производственных помещений, позволявших отгрузить поставленную ему продукцию;
  • согласно накладным, поставка сельскохозяйственной продукции осуществлялась по адресу бизнес-центра, а не промышленной базы;
  • истец-продавец по-прежнему использует проданный объект недвижимости.

Такие обстоятельства, по мнению суда, должны были привести к возникновению сомнений в действительности сделок.

Они указывают на то, что на самом деле товар и земля ответчику не продавались, а вся схема была реализована для обоснования вывода ответчиком (который на момент сделки был должен другим кредиторам) денег под предлогом «оплаты» товара.

Кроме того, спорна сделка помогла должнику создать искусственную задолженность перед дружественным ему кредитором. В связи с этим дело было направлено на навое рассмотрение.

Такая позиция Верховного Суда дает шанс кредитору успешно оспорить действительность договора по выводу актива должника в ситуации, когда вся первичная документация сделки оформлена правильно.

Достаточно найти критическое количество несостыковок между видимостью и реальностью.

Такой же подход Верховный Суд озвучил при рассмотрении аналогичного дела в отношении все того же общества «Агра-Кубань» (Определение №308-ЭС18-9470).

Чек-лист: на что обратить внимание при анализе сомнительной сделки?

  • Наличие между контрагентами связей – как прямых признаков аффилированности (сходный состав участников, родственники), так и признаков общности экономических интересов (стороны сделки ранее выступали как созаемщики или сопоручители по иным договорам, как поставщики взаимосвязанных продуктов и услуг).
  • Соответствие заявленных или обычных для организации видов деятельности предмету сделки.
  • Наличие у контрагентов возможностей исполнить сделку (наличие склада, транспорта, персонала для отгрузки/принятия товара, оказания услуги).
  • Использование отчужденного имущества той стороной сделки, которой ранее оно принадлежало, в том числе через аффилированных с ним лиц.

Мировое соглашение между супругами приравнивается к брачному договору

В преддверии банкротства должники зачастую внезапно решают развестись со своими супругами, оставив им по брачному договору все свое имущество. Между тем, ст. 46 Семейного кодекса прямо предусматривает отсутствие юридической силы у брачного договора для кредиторов, не уведомленных о его заключении и содержании.

Пытаясь обойти действие указанной нормы, должник из Алтайского края решил прикрыть брачный договор мировым соглашением, утвержденным судом по иску о разделе имущества между супругами. Далее, уже в рамках дела о своем банкротстве, должник подал заявление об исключении из конкурсной массы переданного супруге по мировому соглашению имущества.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали должнику в удовлетворении заявления, ссылаясь на то, что суд общей юрисдикции фактически утвердил заключенный между супругами брачный договор, о наличии которого кредиторы не были поставлены в известность. Кассация отменила указанные акты со ссылкой на преюдициальный характер утвержденного судом мирового соглашения.

При рассмотрении жалобы на постановление кассационной инстанции Верховный Суд должен был разрешить вопрос о том, считать ли заключенное в суде мировое соглашение судебным актом, имеющим преюдициальную силу, или же брачным договором, такой силы не имеющим.

Решение высшей судебной инстанции однозначно подтвердило вторую позицию. Верховный Суд отметил, что единственной целью заключения подобного мирового соглашения являлось сокрытие имущества от обращения на него взыскания со стороны кредиторов.

При этом мировое соглашение, заключенное между должником и его супругой, по всем признакам соответствует юридической конструкции брачного договора. Следовательно, к нему применяются нормы ст.

46 СК РФ о потере юридической силы в случае неизвещения о нем кредиторов (Определение ВС от 24.09.2018 №304-ЭС18-4364).

Таким образом, Верховный Суд не только разрешил вопрос о сущности подобных мировых соглашений, но также указал на то, что определения судов об утверждении мировых соглашений, которыми предусматривается раздел имущества между супругами, отдельно обжаловать не нужно.

Кроме того, п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда №48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве» предоставляет кредиторам и финансовому управляющему должника право оспаривать решения судов о разделе имущества супругов (т.е. судебные акты, которыми спор между супругами разрешен по существу).

Порядок обхода брачных соглашений, заключенных с целью скрыть имущество должника

Злоупотребляющий правом должник лишается исполнительского иммунитета на жилье

Большой резонанс произвело недавнее определение ВС от 11.10.2018 №305-ЭС18-15724 по делу о банкротстве Анатолия Фрущака. Должник и его супруга, пытаясь защитить от взыскания пятикомнатную трехэтажную квартиру в Подмосковье, решили пойти дальше брачного договора.

После признания недействительным дарения квартиры в рамках брачного договора и начала процедуры ее реализации должник снялся с регистрационного учета по месту фактического проживания и прописался в спорной квартире.

Инициировав после этого процедуру банкротства, Фрущак попросил исключить квартиру из конкурсной массы как единственное пригодное для проживания жилье, в отношении которого действует исполнительский иммунитет (ст. 446 Гражданского кодекса РФ).

Суды трех инстанций заняли формальную позицию и признали правоту должника.

Верховный Суд указал на ошибку нижестоящих инстанций, которые не приняли во внимание вопиющие факты злоупотребления правом: «Суды не опровергли доводы кредитора о том, что единственной целью подачи должником заявления о собственном банкротстве явилась попытка обойти вступившие в законную силу судебные решения и прекратить процедуру обращения взыскания на имущество, законность которой уже была подтверждена в судебном порядке». И хотя дело не было разрешено по существу, а лишь направлено на пересмотр, позиция Верховного Суда призывает к более тщательному анализу поведения должника при разрешении споров относительно его имущества.

Как следует из выводов суда, должника можно лишить исполнительского иммунитета на жилое помещение, если он:

  • никогда не проживал в спорном помещении либо отказался от него в пользу заинтересованных лиц по собственной воле, прописавшись в другом месте (т.е. добровольно отказался от права пользования спорным помещением);
  • прописался обратно в спорное помещение, когда стало ясно, что на данное имущество может быть обращено взыскание, манипулируя исполнительским иммунитетом.

Параллельные транзакции помогут выявить притворность сделки по выводу актива

Большую сложность представляет распутывание цепочки сделок, направленных на создание видимости правомерности главной сделки по отчуждению актива должника.

Так, в деле о банкротстве Национального банка развития бизнеса было установлено следующее. Перед банкротством банк продал физическому лицу принадлежащую ему недвижимость.

Право собственности было зарегистрировано за покупателем, хотя стоимость недвижимости на момент регистрации он еще не оплатил.

Более того, стороны заключили дополнительное соглашение о предоставлении отсрочки оплаты стоимости приобретенной недвижимости, которое не было сдано в Росреестр для регистрации ипотеки на стороне банка. В результате недвижимость была перепродана третьим лицам.

Покупатель впоследствии оплатил стоимость недвижимости, однако сделал это за счет средств самого банка, который вывел их ему через ряд связанных с ним организаций (см. схему).

Суды трех инстанций отказали конкурсному управляющему в признании всей схемы недействительной, ссылаясь на отсутствие у сделок, направленных на вывод денежных средств покупателю недвижимости, признаков недействительности. Кроме того, суды указали на истечение срока исковой давности по оспариванию этих сделок в суде. По их мнению, ситуация была нормальной: недвижимость продана по рыночной стоимости, деньги за нее уплачены.

Определением №305-ЭС15-12239 (5) Верховный Суд РФ отменил акты нижестоящих инстанций, указав на недействительность договора купли-продажи недвижимости как притворной сделки, прикрывающей собой дарение имущества должником.

О притворности такой сделки свидетельствовало то обстоятельство, что покупатель рассчитался средствами, полученными от компании, контролируемой менеджером должника, которая, в свою очередь, получила их от должника за врученные ему неликвидные векселя и векселя без индоссаментов.

Суд также указал на ошибку нижестоящих судов в исчислении срока исковой давности.

В соответствии с позицией ВС, срок исковой давности по оспариванию ряда взаимосвязанных притворных сделок начинает течь не с момента, когда лицо узнало об их совершении, а с момента, когда оно получило сведения об их притворности и взаимосвязанности (т.е. с момента, когда заявитель должен был «раскрыть» всю схему, прикрывающую вывод имущества).

Вооружившись этой позицией при анализе сделок должника, даже при кажущейся видимости чистоты сделки по отчуждению актива, всегда необходимо провести анализ параллельно совершенных должником сделок – возможно, они заключались только для того, чтобы придать легитимность главной сделке.

Корпоративная вуаль не поможет защитить сделки подконтрольных лиц по выводу активов

Еще более интересный казус Верховным Суд рассмотрел в марте 2018 года.

Должник являлся мажоритарным акционером компании «Сэндрок», которая, в свою очередь, была соучредителем с долей 50% в компании «Осетровский ЛДК».

Указанная доля была отчуждена «Сэндрок» в пользу родственников должника. Спустя 10 месяцев должник был признан банкротом, и кредиторы обратились в суд с заявлением о признании этой сделки недействительной.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявления, ссылаясь на то, что оспариваемая сделка была совершена не должником и не в отношении его.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/dolzhnik_vyvodit_aktivy_chto_delat/

Спасаем имущество и деньги: как вывести и защитить активы, а затем

Вывод активов

До публикации настоящей статьи мы решили обратиться с вопросом к нашему эксперту — налоговому адвокату Тылику Павлу о том, можно ли избавиться от активов и легко вывести их из-под взыскания, и чтобы это было законно? Как вы относитесь к схемам,  которые сегодня предлагаются на рынке в качестве панацеи по уходу от уплаты долгов?

Вот что он нам рассказал: «Схем спасения существует немало. И все схемы работают только в том случае, если они носят реальный характер и экономически обоснованы.

Если же они направлены, извините за выражение «тупо» на то, чтобы всех кинуть и никому, в том числе и государству не платить по долгам, это не просто незаконно, но и уголовно наказуемо. Почитайте хотя бы статью, которая называется «Об ответственности генерального директора ООО«.

Из ее содержания вы многое узнаете о том, что ждет руководителя, который преступил закон.

Коротко, еще раз замечу, что законные способы спасения своего имущества и бизнеса существуют, главное, не спешить и не принимать скоропалительных решений и не слушать многочисленных советчиков, как сделать все по-быстрому и легко, и что «все схвачено».  Мой совет: действуйте только в рамках закона и всегда критически оценивайте то, что вам предлагают на рынке. Всем удачи и спасибо за вопрос».

Цитата из сети ИНТЕРНЕТ: «Желаете сберечь накопленное имущество от нападок налоговиков? Как быть, если фискалы грозят взыскать большие суммы в виде пеней и штрафов? Если вы не можете похвастаться чистотой и безупречностью ведения предпринимательства, то, скорее всего, ожидаете проверок в любой момент.

Значит, придется спасать бизнес прямо сейчас».

Как вывести имущество: основные варианты — они же — незаконные способы, которые предлагают «советчики»

Вот как примерно они говорят (еще раз: наша компания так делать никому не советует):

«Если вы со дня на день ожидаете прихода налоговиков, следовательно, довольно давно занимаетесь деятельностью, которая явно смутит проверяющих, с точки зрения закона. Поэтому необходимо, как минимум за год подготовиться к выводу капитала. Есть несколько правил, четкое следование которым поможет увести вас от подозрений фискалов:

  1. Задействуйте в сокрытии активов компании, которые несколько лет находятся на рынке. Если фирмы, предназначенные для прикрытия, будут создаваться в процессе проверки, то это несомненно привлечет нежелательное внимание налоговой службы.
  2. Исключите формальное сосредоточение выводимого имущества в руках одного и того же лица. Для этого учредители (руководители) компаний, которые будут участвовать в схеме увода средств, не должны находиться в родственной или иной близкой связи друг с другом.
  3. Привлекаемые организации обязаны располагаться в разных местностях, иметь отличные друг от друга юридические адреса. Им надлежит вести заметную хозяйственную деятельность, денежные операции, иметь персонал, заключенные договоры и т. д. Вообщем все то, что отведет от них подозрения налоговой службы.
  4. Сопровождайте вывод активов выплатами хотя бы минимальных налогов дабы не навлечь на себя лишние проверки.

Благодаря этим нехитрым приемам найти крайнего в выводе имущества будет сложно.»

Что еще сегодня предлагает рынок? Фактически мы предлагаем выдержки из сети ИНТЕРНЕТ и надеемся, что нижеприведенный перечень поможет вам не связаться с компаниями, которые вам будут предлагать эти схемы.

Вариант 1 — продажа активов

Это самый очевидный и быстрый способ реализации имущества. Причастные лица заключают договоры купли-продажи на ценные объекты с последующей регистрацией прав собственности на нового владельца. В последующем, активы переводятся с баланса транзитной организации на нужное лицо.

Главное — не оформлять все имущество одномоментно, желательно выполнять продажу равномерно в разные промежутки времени. И не забудьте заранее подготовить ответы на вопросы: принесла ли пользу компании реализация имущества, не повлекло ли это убыток или иное ухудшение экономического состояния предприятия.

Вариант 2 — обращение взыскания на имущество

Второй способ длителен по времени — в отдельных случаях его исполнение может занять год и более.

Схема состоит из нескольких компонентов:

  • Заключение договора займа между вами и другим предприятием, на которое впоследствии будет переведено имущество. Согласно условиям сделки вы берете в долг у кредитора крупную сумму средств на развитие бизнеса. При этом в залог предоставляются ценные активы, по стоимости соразмерные полученной ссуде или незначительно превышающие ее.
  • Невыполнение с вашей стороны обязательств по возврату ссуды в оговоренный срок. В ответ кредитор подает в суд с требованием обратить взыскание на заложенное имущество. Далее ожидаемо выносится решение суда, которым удовлетворяется иск займодателя.
  • Перевод предмет залога на кредитора, осуществляемый судебным приставом в принудительном порядке. На этом вывод средств можно считать законченным.Сложность и длительность реализации этого способа оправдывается тем, что к нему впоследствии трудно предъявить претензии и оспорить правильность принятых мер.

Вариант 3 — вклад в уставный капитал

Закон дает вам возможность участвовать в создании новых компаний. Учредители входят в состав создаваемого юридического лица имеющимся имуществом, деньгами, ценными бумагами, движимыми вещами и т. п.

Владельцем этих активов становится вновь зарегистрированная организация — прежнее предприятие теряет права собственности на них, взамен ему достаются лишь обязательственные: получение прибыли, участие в управлении и т. д.

Вариант 4 — реорганизация

Суть этой процедуры заключается в выделении из состава вашего ООО нового юрлица. Часть активов общества при этом переходит в собственность вновь создаваемого предприятия. Реорганизация — это хлопотная и долговременная процедура, необходимость которой еще нужно обосновать. Объяснить такой шаг можно потребностью в структурном обособлении каких-то специфических видов деятельности ООО.

Реорганизационный процесс состоит из следующих компонентов:

  • Вынесение учредителем ООО решения о выделении новой организации.
  • Направление налоговой службе соответствующего уведомления о намечающейся реорганизации общества.
  • Публикация в СМИ о проводимых структурных преобразованиях.
  • Утверждение разделительного баланса. Это главный процедурный документ, в котором подробным образом расписывается что и в каком объеме передается вновь создаваемому юрлицу.Надо отметить, что 3 и 4 варианты из вышеперечисленных на практике вызывают меньше всего вопросов со стороны фискальной службы. Главное — соблюсти последовательность действий и не нарушить сроки, предусмотренные законодательством для этих мероприятий.

Как вывести деньги из ооо?

Или еще об одном незаконном способе, на который почему-то «ведутся» многие руководители.

Денежные средства как разновидность капитала тоже выводятся, но иными способами:

  1. В виде дивидендов, т. е. части прибыли, которая получена предприятием в течение года. Рассчитывать на них можно, если чистые активы ООО превысили уставный капитал. В противном случае, дивиденды не выплачиваются.
    Начислению части прибыли предшествует вынесение учредителем соответствующего решения, в котором указываются размеры и сроки выплат.
  2. В виде займа учредителю, который оформлен в компании как руководитель. При этом можно в кредитном договоре установить длительный срок возврата кредитных средств, тем самым, отсрочив выплаты на неопределенное время.
  3. В виде подотчетных денег. Ответственное лицо обязано подкрепить целевой расход финансов письменными доказательствами (чеками, накладными). Если об этом не позаботиться, то налоговики зададут много неудобных вопросов, на которые вы не сможете ответить, и средства придётся вернул в кассу или на банковский счёт ООО.
  4. В виде зарплаты и премиальных руководителю (сотруднику) организации. Если позволяет финансовое положение предприятия, то размеры должностного оклада и стимулирующих выплат можно устанавливать без ограничения. Главное — утвердить штатную численность и фонд оплаты труда в установленном законом порядке.
  5. В виде оплаты по фиктивным сделкам. Такой сомнительный инструмент применяется для вывода крупных денег и, как можно сделать логичный вывод, опасен возможностью применения мер уголовного наказания. Суть метода состоит в заключении между вами и подставным лицом договора, который фактически не создает обязательств для сторон. Этот договор служит основанием для перечисления средств исполнителю с последующим обналичиванием их в пользу учредителя.

Прежде чем воспользоваться ложными договорами, 10 раз подумайте, стоит ли овчинка выделки.
Как следует из вышеперечисленного, сегодня рынок предлагает много способов вывести активы и деньги из ООО. Каждый из них на вид вполне законный, но по сути незаконный и может принести владельцу множество проблем, вплоть до привлечения его к уголовной ответственности.

Мы еще раз обращаемся к нашим читателям не «вестись» на подобного рода предложения и решать возникшие проблемы только законными способами.

Источник: https://nalog-blog.ru/nalog-plan/spasaem-imushhestvo-i-dengi-kak-vyvesti-i-zashhitit-aktivy/

Незаконный вывод активов | Юридическая компания Проценко и Партнеры

Вывод активов

Когда компания проходит процедуру банкротства, временное руководство может обнаружить, что активов предприятия на самом деле намного меньше, чем ожидалось. Это может принести дополнительные проблемы при расчетах с кредиторами и другие неприятности.

Одна из возможных причин такого явления – вывод активов предприятия руководством терпящей бедствие компании, чтобы обезопасить средства и материальные ценности от конфискации и передачи кредиторам.

Подобные действия в большинстве сценариев являются незаконными, и за них виновным может грозить ответственность вплоть уголовной.

В данной статье мы рассмотрим, как может происходить вывод активов при банкротстве, какая ответственность за это предусмотрена, а также что делать, если обвиняют в незаконном выводе активов.

Существует огромное множество способов вывода активов, которые также называют схемами, и каждый день появляются новые. Перечислить их все в рамках одной статьи не представляется возможным, потому упомянем лишь наиболее распространенные из них:

  • создание дочерних компаний, филиалов, дробление бизнеса – очень распространенная схема, при реализации которой создается одно или несколько новых юридических лиц, которые аффилированы с предприятием, терпящим бедствие. После этого основные активы передаются на новосозданные компании, а основное юридическое лицо банкротится. С правовой точки зрения сама по себе операция считается вполне легальной и чистой, ведь никто не запрещает создавать дочерние предприятия или филиалы и передавать им часть активов. Однако на практике такие схемы часто воспринимают как незаконный вывод активов, поскольку имущество переводится с проблемного бизнеса;
  • продажа активов компании по заниженным ценам – схема очень простая: когда руководство чувствует, что банкротство не за горами, основное имущество компании (недвижимость, производственные мощности, техника и т. д.) продается за бесценок. Однако низкая стоимость указана только на бумаге, по факту сделка совершается по рыночным ценам, только значительная часть прибыли нигде не фиксируется и идет напрямую организаторам схемы. Чтобы распознать подобный механизм вывода активов, анализируется цена последних сделок и сравнивается с рыночными ценами. Если оказывается, что разница существенная, речь может идти о незаконных махинациях;
  • перевод денег подставным лицам – еще одна очень распространенная схема вывода активов должника, когда доступные активы компании переводятся физическим или юридическим лицам за несуществующие товары и услуги, в виде возврата задолженностей, которых не существовало и т. д. Лица, на счетах которых переводятся средства, часто находятся за границей, иногда в офшорных зонах, что усложняет расследование и возврат капиталов. Однако выявить саму схему несложно – если будет доказано, что стоимость товаров или услуг была многократно завышена, почти наверняка имел место незаконный вывод активов предприятия;
  • выдача кредитов или займов клиентам с недостаточной обеспеченностью – чаще всего встречается в финансовых организациях, таких как банки, кредитные союзы и т. д. Суть схемы состоит в том, что лица, которые в других ситуациях не получили бы кредит или получили бы на гораздо худших условиях, получают крупные займы, даже если их кредитная история оставляет желать лучшего или кредит не обеспечен залогом. На самом же деле заемщики – это подставные лица, которые действуют по предварительному сговору с руководством компании, и в итоге выведенные средства делятся между всеми участниками схемы. Вернуть активы, выведенные таким образом, бывает очень можно, так как заемщики редко обладают достаточным количеством имущества, а иногда вообще действуют по поддельным документам;
  • фиктивный договор с имущественным залогом – компания заключает договор с подставным контрагентом, и согласно условиям сделки должна выполнить те или иные работы. В качестве гарантий выполнения взятых на себя обязательств используется имущество компании-должника. Естественно, договор не выполняется, и вторая сторона получает право распоряжаться имуществом первой. Далее имущество может быть продано с молотка, а средства разделены между участниками схемы. Чтобы доказать, что имел место незаконный вывод средств, вначале придется обосновывать фиктивность договора.

Как видите, разнообразие схем не позволяет однозначно говорить о том, был ли вывод капитала незаконным или это были вполне безобидные операции.

Кроме того, авторы схем всегда могут заявить, что на самом деле не планировали ничего незаконного, просто в последний момент что-то пошло не так — подвел контрагент, не были до конца просчитаны риски и т. д. В таких случаях установить законность схем становится еще сложнее.

Для кредиторов выходом может быть возможность оспорить через суд недавние сделки должника, и если суд признает их фиктивными или недействительными, они будут расторгнуты, что позволит вернуть имущество или хотя бы его часть.

В Уголовном кодексе РФ отдельной статьи, предусматривающей ответственность за вывод активов, не предусмотрено. Тем не менее, участников схем при выявлении таковых часто привлекают по другим статьям.

Наиболее часто используется статья о мошенничестве, ведь зачастую вывод средств является именно мошенническими действиями, когда вводятся в заблуждение кредиторы и государство.

Как известно, за мошенничество предусмотрены крупные штрафы, а также тюремное заключение сроком до 10 лет.

Из других статей УК, которые могут применяться для наказания виновных в выводе средств – злоупотребление служебным положением, служебный подлог, уклонение от уплаты налогов, «отмывание» денег, незаконные финансовые операции и т. д.

А поскольку в схеме почти всегда замешано несколько человек, санкции усугубляются, ведь речь идет об организованной группе лиц, действующей по предварительному сговору.

В результате наказание может быть достаточно строгим – крупные штрафы, конфискация имущества и продолжительные тюремные сроки.

Кроме уголовной, руководство компании-должника может быть привлечено и к субсидиарной ответственности.

И в случае, если будет доказан незаконный вывод активов, это сделать будет намного проще – налицо вина руководителя в доведении предприятия до банкротства и личная выгода.

Кроме того, если активы компании были выведены, это почти всегда означает, что большинство кредиторов не получат своих средств, что еще больше повышает вероятность субсидиарной ответственности.

В такой ситуации должностным лицам компании-должника будет очень сложно доказать свою невиновность и избежать субсидиарной ответственности. Потому рекомендуется заручиться поддержкой адвоката по банкротству, который сможет нивелировать многие из возможных рисков. Причем привлекать его нужно заранее – тогда обвинений в незаконном выводе средств вообще может не последовать.

Заключение

Вывод активов компании, которая терпит бедствие — очень распространенное явление. Существует немало схем, которые позволяют это сделать. С другой стороны, за такие действия предусмотрена ответственность – как уголовная, так и субсидиарная. Потому чтобы все прошло гладко, рекомендуется воспользоваться юридическим сопровождением банкротства.

Источник: https://ppartners.ru/articles/nezakonnyy-vyvod-aktivov/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.