Вступление решения третейского суда в законную силу

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

Вступление решения третейского суда в законную силу

Введение государством институтов внесудебного рассмотрения споров между участниками гражданского оборота изначально преследовало цели повышения доверия контрагентов друг к другу, уменьшения материальных временных затрат на рассмотрение споров, разгрузки арбитражных судов, подчас “захлебывающихся” в потоке дел с незначительным предметом спора, желанием сторон формально “закрепить” результат разрешения спорного правоотношения и т.п.

На положительную роль посреднических примирительных процедур неоднократно указывал В.Ф. Яковлев.*(1)

С принятием Федерального закона от 24 июля 2002 г.

N 102-ФЗ “О третейских судах в Российской Федерации” (далее – Закон о третейских судах) активность использования контрагентами механизма внесудебного рассмотрения споров растет с каждым годом, что следует из статистических данных о количестве рассмотренных по первой инстанции дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.*(2)

Появилась и другая тенденция, заключающаяся в участившихся случаях злоупотребления физическими и юридическими лицами предоставленным им законом процессуальным правом передачи споров на разрешение третейского суда.

Актуальными в этом смысле представляются не иски о присуждении, а иски о признании, поскольку принудительное исполнение решений по первым требует гласной проверки арбитражным судом при решении вопроса о выдаче исполнительного листа.

Речь идет о следующих формах недобросовестного поведения участников гражданского оборота, приобретающих правовое значение посредством явной некомпетентности или умысла третейских судей:

– обозначение в предмете заявления, направляемого в третейский суд, требования, удовлетворение которого неизбежно затрагивает имущественные права и законные интересы лиц, не привлекаемых к участию в третейском разбирательстве;

– передача на разрешение третейского суда дела, не относящегося к его компетенции, в целях обхода установленных законодательством правил для возникновения тех или иных юридических фактов.

Действительно, закрепление ст.

31 Закона о третейских судах правила об обязательности решения третейского суда только для сторон третейского разбирательства призвано ограничить юридическое значение такого решения в случае, если оно затрагивает права и законные интересы лиц, не привлеченных к разбирательству. Нарушения же правового статуса последних не могут, таким образом, возникнуть по объективным причинам из самого по себе акта третейского суда.

Ситуация меняется, если к лицу, за которым решением третейского суда признано право на имущество, переходит владение указанным имуществом.

Применительно к недвижимому имуществу нарушение прав третьих лиц может проявляться не только в прекращении их владения, но и в смене титула собственника – совершении государственной регистрации прав на имущество, принадлежащее им самим либо их должникам, за счет которого они вправе получить удовлетворение как кредиторы.

Указанные обстоятельства обязывают неопределенный круг лиц принимать во внимание фактические и юридические характеристики имущества в своих отношениях как с новым, так и со старым владельцем.

Учитывая, что государственная регистрация, являющаяся единственным доказательством существования зарегистрированного права, может быть оспорена только в судебном порядке в силу требований п. 1 ст. 2 Федерального закона от 2 июля 1997 г.

N 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” (далее – Закон о регистрации), возникает вопрос о правах и обязанностях государственного регистратора применительно к осуществлению им юридического акта признания и подтверждения государством права на недвижимое имущество на основании решения третейского суда.

В частности, является ли решение третейского суда основанием для рассмотрения вопроса о производстве регистрационных действий и будет ли государственный регистратор в смысле ст.

31 Закона о третейских судах лицом, для которого решение третейского суда не носит обязательного характера (иными словами вправе ли указанное должностное лицо оценивать решение третейского суда, требовать предоставления дополнительных документов)?

Если на первый вопрос положительный ответ дает систематическое толкование названия ст.

28 Закона о регистрации (“Государственная регистрация прав на недвижимое имущество, установленных решением суда, арбитражного суда или третейского суда”) и содержания п.

1 указанной статьи*(3), то на второй вопрос Закон о регистрации ответа не дает, а единообразная судебно-арбитражная практика здесь не сформирована.

По делу N А09-1825/02-12 *(4) ФАС ЦО указал, что обязанность произвести государственную регистрацию права на основании решения третейского суда возникает в случае принятия такого решения в пределах компетенции третейского суда и вступлении его в законную силу. Поскольку ст.

17 Закона о регистрации не делает различия между судебными актами арбитражных, общей юрисдикции либо третейских судов, регистратор прав неправомерно отказал в регистрации права собственности в связи с отсутствием правоустанавливающих документов у заявителя (постановление ФАС ЦО от 08.09.

02 N А09-1825/02-12).

Такую же правовую позицию занимает ФАС ЗСО применительно к оценке законности уже произведенной на основании решения третейского суда государственной регистрации права.

Источник: https://fassko.arbitr.ru/novosti/vestnik/archive/8269.html

Читать

Вступление решения третейского суда в законную силу
sh: 1: –format=html: not found

Алексей Игоревич Зайцев

Законодательство об арбитраже (третейском разбирательстве) в странах СНГ. Учебное пособие

© Зайцев А. И., 2017

© Издательство «Прометей», 2017

Предисловие

С образованием в 1991 г. на постсоветском пространстве Содружества Независимых Государств (СНГ) активизировались не только политические, но и экономические отношения между как самими странами, ратифицировавшими Соглашение «О создании Содружества Независимых Государств», так и между их хозяйствующими структурами различных форм собственности. Данный процесс продолжается и в настоящее время.

В свете отмеченного представляется целесообразным создать предпосылки для изучения и практического использования законодательства указанных государств, регламентирующего процедуры создания и юрисдикционной деятельности их внутринациональных и международных третейских судов и арбитражей.

Несмотря на то, что в каждой, входящей в СНГ, стране законодательство о внутренних третейских судах традиционно создавалось на основе ранее действовавшего соответствующего законодательства СССР, а законодательство о международном коммерческом арбитраже – на одобренном Резолюцией 31/98 Генеральной Ассамблеи ООН от 15.12.1976 г. Арбитражном регламенте ЮНСИТРАЛ, оно имеет крайне существенные различия.

Не случайно еще в апреле 2004 года в Постановлении Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств № 23-10 среди прочего была закреплена целесообразность гармонизации законодательства в сфере третейского судопроизводства.

С этой целью было рекомендовано проведение разработки и принятия модельного закона «О третейском суде», который должен был регламентировать порядок формирования и деятельности не только третейских судов действующих на постоянной основе, но и третейских судов ad hoc.

К сожалению, на протяжении более десяти лет указанная рекомендация оставалась не реализованной.

И только в ноябре 2016 года Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ был принят Модельный закон «О третейских судах и третейском разбирательстве» и постановлено: 1) направить указанный модельный закон в парламенты государств – участников Межпарламентской Ассамблеи СНГ; 2) рекомендовать его для использования в национальном законодательстве.

Тем не менее, указанное начинание Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ осталось не более чем ни к чему не обязывающим пожеланием, о чем свидетельствуют действующие национальные нормативные акты, регламентирующие создание и деятельность третейских судов / арбитражей.

Если в некоторых из рассматриваемых государств не проводится разделения нормативной регламентации третейского разбирательства в зависимости от субъектного состава спорных правоотношений (например, Республика Армения, Республика Казахстан и др.

, где существует единый закон, регламентирующий деятельность как международных, как и «внутренних» третейских судов / арбитражей), то, например, в Республике Беларусь подобная градация сохраняется и в настоящее время, что подтверждается наличием двух соответствующих законов.

В то же время, Модельный закон предусматривает единую нормативную регламентация деятельности и «внутренних», и международных третейских судов.

Как нам представляется, наличие в том или ином государстве не одного, а двух законов, регламентирующих, фактически, деятельность одних и тех же юрисдикционных органов, можно объяснить 1) историческими национальными традициями и 2) стремлением национального законодателя таким образом избежать терминологической путаницы и дистанцировать международные третейские суды – арбитражи – от государственных арбитражных судов.

На наш взгляд не может быть и речи о гармонизации национального законодательства в связи терминологической чехардой и полнейшим несоответствием национального законодательства терминологии Модельного закона.

Достаточно отметить, что весь Модельный закон базируется на термине «третейский» и производных от него не используя при этом термин «арбитраж». Аналогичный подход использован законодателями Беларуссии и Таджикистана в их законах «О третейских судах».

В то же время в целом ряде законов («О третейских судах в Кыргызской Республике», «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации») термины «третейский» и «арбитраж» и производные от них используются в качестве синонимов, создавая определенную терминологическую путаницу.

При этом в Законе Республики Казахстан «Об арбитраже», регламентирующем деятельность как внутринациональных, так и международных третейских судов, законодателем используется исключительно термин «арбитраж» и производные от него.

В результате, несмотря на принятие Модельного закона «О третейских судах и третейском разбирательстве», национальные законодатели продолжают использовать, как минимум, три подхода при терминологическом обозначении анализируемого негосударственного института альтернативного разрешения споров.

Присутствуют и иные многочисленные терминологические расхождения и противоречия национальных нормативных актов Модельному закону «О третейских судах и третейском разбирательстве».

Кроме того, законодательство стран СНГ содержит очень широкий спектр требований о необходимости регистрации постоянно действующих третейских судов / арбитражей.

В одних случаях (Российская Федерация) законодательство предусматривает обязательную государственную регистрацию данных юрисдикционных органов; в других (Республики Узбекистан) – их учетную регистрацию; в-третьих (Республика Молдова) – вообще не требует какой-либо специальной регистрации. Следует отметить, что и нормами Модельного закона «О третейских судах и третейском разбирательстве» какая-либо регистрация создаваемых постоянно действующих третейских судов не предусматривается. Таким образом, законодательство нашей страны и ряда других стран – участниц СНГ в этом вопросе также входит в явное противоречие с предписаниями указанного Модельного закона.

Можно было бы возразить, что закон является «модельным», носит исключительно рекомендательный характер и вопрос регистрации третейских судов / арбитражей не является столь уж принципиальным для самой процедуры разрешения спорного правоотношения.

Подобное заявление было бы справедливым, если бы национальные законодатели, разрабатывая и принимая нормативные акты, регламентирующие деятельность третейских судов/арбитражей на территории их стран, учитывали базовые посылы Модельного закона – терминологию (о которой мы уже писали), требования к третейскому судье, порядок формирования состава третейского суда, подведомственность третейского суда и много другое.

Но нет! Видимо члены Постоянной комиссии Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ по правовым вопросам для каких-то иных целей, а отнюдь не для использования в национальном законодательстве с целью его гармонизации, на протяжении длительного времени разрабатывали указанный Модельный закон.

Тем не менее, настоящее издание окажется полезным не только студентам, магистрантам и преподавателям юридических вузов и факультетов при изучении и преподавании соответствующих учебных дисциплин, но и руководителям предприятий и организаций различных форм собственности, предпринимателям, поддерживающим экономические отношения в СНГ.

Конечно же, в каждой стране СНГ существует значительно больше нормативных актов, регламентирующих те или иные вопросы, связанные с рассмотрением и разрешением спорных правоотношений в негосударственных юрисдикционных органах.

Однако в настоящее издание специально подобраны и включены основные и наиболее значимые из них (Законы, Постановления), позволяющие создать комплексное представление о потенциальной возможности защиты нарушенных или оспоренных прав на территории СНГ в негосударственных юрисдикционных органах – арбитражах (третейских судах), а также о специфике ее реализации в каждой отдельно взятой стране.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=597465&p=8

Законодательная база Российской Федерации

Вступление решения третейского суда в законную силу

  • ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 24.07.2002 N 102-ФЗ “О ТРЕТЕЙСКИХ СУДАХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”

Глава VI. РЕШЕНИЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА

Статья 31. Обязательность решения третейского суда

Стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда. Стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда было юридически исполнимо.

Статья 32. Принятие решения третейским судом

1. После исследования обстоятельств дела третейский суд большинством третейских судей, входящих в состав третейского суда, принимает решение.

Решение объявляется в заседании третейского суда. Третейский суд вправе объявить только резолютивную часть решения. В этом случае, если стороны не согласовали срок для направления решения, мотивированное решение должно быть направлено сторонам в срок, не превышающий 15 дней со дня объявления резолютивной части решения.

2. Третейский суд вправе, если признает это необходимым, отложить принятие решения и вызвать стороны на дополнительное заседание при условии соблюдения положений пункта 3 статьи 27 настоящего Федерального закона.

3. По ходатайству сторон третейский суд принимает решение об утверждении мирового соглашения, если мировое соглашение не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает прав и законных интересов других лиц. мирового соглашения излагается в решении третейского суда.

4. Решение третейского суда считается принятым в месте третейского разбирательства и в день, когда оно подписано третейскими судьями, входящими в состав третейского суда.

Статья 33. Форма и содержание решения третейского суда

1. Решение третейского суда излагается в письменной форме и подписывается третейскими судьями, входящими в состав третейского суда, в том числе третейским судьей, имеющим особое мнение.

Особое мнение третейского судьи прилагается к решению третейского суда.

Если третейское разбирательство осуществлялось коллегиально, то решение может быть подписано большинством третейских судей, входящих в состав третейского суда, при условии указания уважительной причины отсутствия подписей других третейских судей.

2. В решении третейского суда должны быть указаны:

1) дата принятия решения, определенная в соответствии с пунктом 4 статьи 32 настоящего Федерального закона;

2) место третейского разбирательства, определенное в соответствии со статьей 20 настоящего Федерального закона;

3) состав третейского суда и порядок его формирования;

4) наименования и места нахождения организаций, являющихся сторонами третейского разбирательства; фамилии, имена, отчества, даты и места рождения, места жительства и места работы граждан-предпринимателей и граждан, являющихся сторонами третейского разбирательства;

5) обоснование компетенции третейского суда;

6) требования истца и возражения ответчика, ходатайства сторон;

7) обстоятельства дела, установленные третейским судом, доказательства, на которых основаны выводы третейского суда об этих обстоятельствах, законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался третейский суд при принятии решения.

Резолютивная часть решения должна содержать выводы третейского суда об удовлетворении или отказе в удовлетворении каждого заявленного искового требования. В резолютивной части указываются сумма расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде, распределение указанных расходов между сторонами, а при необходимости – срок и порядок исполнения принятого решения.

3. После принятия решения каждой стороне должен быть вручен либо направлен экземпляр решения, оформленного в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Статья 34. Дополнительное решение

1.

Если стороны не договорились об ином, то любая из сторон, уведомив об этом другую сторону, может в течение 10 дней после получения решения третейского суда обратиться в тот же третейский суд с заявлением о принятии дополнительного решения в отношении требований, которые были заявлены в ходе третейского разбирательства, однако не нашли отражения в решении. Указанное заявление должно быть в течение 10 дней после его получения рассмотрено составом третейского суда, разрешившим спор.

2. По результатам рассмотрения соответствующего заявления принимается либо дополнительное решение, которое является составной частью решения третейского суда, либо определение об отказе в удовлетворении заявления о принятии дополнительного решения.

Статья 35. Разъяснение решения

1.

Если стороны не договорились об ином, то любая из сторон, уведомив об этом другую сторону, может в течение 10 дней после получения решения третейского суда обратиться в тот же третейский суд с заявлением о разъяснении решения. Заявление о разъяснении решения должно быть рассмотрено в течение 10 дней после его получения составом третейского суда, разрешившим спор.

2. Третейский суд вправе разъяснить принятое им решение, не изменяя его содержания.

3. По результатам рассмотрения соответствующего заявления выносится либо определение о разъяснении решения, которое является составной частью решения третейского суда, либо определение об отказе в разъяснении решения.

Статья 36. Исправление описок, опечаток, арифметических ошибок

1. Третейский суд вправе по заявлению любой из сторон или по своей инициативе исправить допущенные описки, опечатки, арифметические ошибки.

2. Об исправлении описок, опечаток, арифметических ошибок третейский суд выносит определение, которое является составной частью решения.

Статья 37. Определение третейского суда

По вопросам, не затрагивающим существа спора, третейский суд выносит определение.

Статья 38. Прекращение третейского разбирательства

Третейский суд выносит определение о прекращении третейского разбирательства в случаях, если:

истец отказывается от своего требования, если только ответчик не заявит возражения против прекращения третейского разбирательства в связи с наличием у него законного интереса в разрешении спора по существу;

стороны достигли соглашения о прекращении третейского разбирательства;

третейский суд вынес определение об отсутствии у третейского суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор;

третейский суд принял решение об утверждении письменного мирового соглашения;

организация, являющаяся стороной третейского разбирательства, ликвидирована;

гражданин-предприниматель либо гражданин, являющийся стороной третейского разбирательства, умер либо объявлен умершим или признан безвестно отсутствующим;

имеется вступившее в законную силу, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда общей юрисдикции, арбитражного суда или третейского суда.

Статья 39. Хранение решений и дел

1. Решение третейского суда для разрешения конкретного спора в месячный срок после его принятия направляется вместе с материалами по делу для хранения в компетентный суд.

2. Если правилами постоянно действующего третейского суда не определен иной срок, то рассмотренное в постоянно действующем третейском суде дело хранится в данном третейском суде в течение пяти лет с даты принятия по нему решения.

  • ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 24.07.2002 N 102-ФЗ “О ТРЕТЕЙСКИХ СУДАХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”

Источник: https://zakonbase.ru/content/part/58015

Как отменить решение третейского суда вступившее в законную силу и по вновь открывшимся обстоятельствам

Вступление решения третейского суда в законную силу

Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам приняла на рассмотрение жалобу банка “Открытия” (ранее – ОАО “Номос-банк”) на решения арбитражных судов о банкротстве ЗАО “Негоциант”, чем может создать важный судебный прецедент. В 2008-2014 годах ЗАО получило от банка заем в $80 млн на строительство элитного жилого комплекса на Якиманской набережной.

Но в 2015 году некое ООО “Нордстрой” заявило, что застройщик должен ей 4 млн рублей, взыскало с него деньги в третейском суде, а после – обанкротило по упрощенной схеме в Арбитражном суде Москвы. По заявлению “Открытия” возбуждено уголовное дело по факту кредитного мошенничества (ст. 159.1 УК РФ) в отношении неустановленных лиц.

Банк считает, что долга в действительности не было, “Негоциант” ввел третейский суд в заблуждение по поводу своей неплатежеспособности, а процедура упрощенного банкротства была использована для маскировки хищения денежных средств.

Банк жаловался в арбитражные суды, но те отвечали, что “процедура проверки и исследования доказательств, на основе которых принято решение третейского суда, не предусмотрена АПК РФ”.

ВС расценил как упущение то, что окружной суд не проверил доводы банка о недобросовестном поведении участников третейского разбирательства.

Теперь коллегия рассмотрит вопрос о допустимости исследования в кассационной инстанции фактически заново всех обстоятельств ликвидации той или иной коммерческой структуры.

Суды Вахитовский районный суд Казани рассмотрел первое дело клиентов Татфондбанка, которым Агентство по страхованию вкладов отказало в страховых выплатах как дробильщикам. Семь вкладчиков требовали взыскать с АСВ страховое возмещение, все – сотрудники НИиПИ “Спецнефтегазпроект”.

За день до отзыва лицензии у банка, в декабре 2016 года, компания перевела со своего на их счета сумм от 600 000 до 850 000 рублей.

Как утверждает источник, знакомый с материалами дела, на счете “Спецнефтегазпроект” осталось 500 рублей, а оклады сотрудников не превышали 60 000 рублей и ранее такие крупные суммы им не поступали. Суд в иске отказал.

Всего в Татфондбанке было зафиксировано почти 4 000 случаев дробления вкладов на 4,4 млрд рублей, дробильщики подали около семидесяти исков к агентству. По словам клиентов, провести операции по дроблению вкладов им рекомендовали сотрудники банка, обещая гарантии правительства Татарстана.

Чертановский районный суд Москвы назначил 3,5 года лишения свободы предпринимателю Елене Силиной, в 2014-2015 годах оказывавшей бухгалтерские услуги фирмам, подконтрольным экс-президенту Российской федерации баскетбола (РФБ) Юлии Аникеевой.

По версии следствия, с этими фирмами заключались фиктивные договоры на оказание услуг по организации развлекательных и рекламных мероприятий, после чего деньги обналичивались и передавались Силиной и главбуху РФБ Михаилу Кочаряну. Ущерб по делу оценивается в 44 млн рублей. Силина обвинялась в пособничестве мошенничеству (ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст.

159 УК РФ), она признала вину и заключила досудебное соглашение о сотрудничестве. Дело Аникеевой и Кочаряна рассматривается отдельно.

Арбитражный суд Московского округа направил на повторное рассмотрение дело о нецелевом использовании почти 122 га на Ломоносовском проспекте в районе Раменок на юго-западе Москвы.

Эта земля находится в бессрочном пользовании у МГУ и предназначалась для возведения нового комплекса университетских зданий. В 2015 году управление Росреестра по Москве обнаружило, что участок застроен жильем и коммерческой недвижимостью.

Речь о проектах ЗАО “Интеко”, стройка датирована 2008 годом, когда компания принадлежала Елене Батуриной.

По условиям инвестиционного контракта застройщик освобождался от создания инженерной инфраструктуры. Взамен “Интеко” профинансировало строительство новой библиотеки и других объектов МГУ. Теперь Росреестр пытается признать строительство незаконным. Если университету не удастся доказать легитимность стройки, то чиновники потребуют снести объекты либо выплатить штраф – свыше 2 млрд рублей.

Сбербанк сообщил о намерении подать иски о банкротстве трех структур онлайн-ритейлера “Юлмарт” – НАО “Юлмарт”, ООО “Юлмарт девелопмент” и ООО “Юлмарт ПЗК”.

Реализует ли банк это намерение, “зависит от ситуации в компании”, где продолжается корпоративный конфликт между акционерами Дмитрием Костыгиным и Михаилом Васинкевичем. Банк уже заявил в Арбитражный суд Москвы три иска на 435,3 млн, 735 млн и 3 млн рублей к головной компании “Юлмарта”.

Кроме того, в Дзержинский районный суд направлено заявлении о взыскании с акционеров компании 1 млрд рублей в качестве задолженности по кредитному договору.

Адвокаты бывшего владельца НПО “Космос” Андрея Чернякова подали от имени бизнесмена иск в Мещанский районный суд Москвы. Претензии на 20,1 млрд рублей предъявлены “БМ банку” (ранее – Банк Москвы”).

Черняков просит признать недействительными договоры поручительства по кредиту на 9,3 млрд рублей, которые в 2014 году предприятие оформило на строительство Алабяно-Балтийского тоннеля.

Далее в отношении “Космоса” была введена процедура наблюдения, компания не смогла продолжить работы, Банк Москвы прекратил финансирование и потребовал выплатить долг.

Бизнесмен утверждает, что он был введен в заблуждение руководством Банка Москвы. По словам Чернякова, он никогда бы не поручился личным имуществом на 15 млрд рублей, если бы знал, что дальше финансирования не будет.

Он считает, что банк спланировал атаку на компанию и необоснованно обогатился на ее имуществе.

20 млрд рублей, которые требует Черняков, – это деньги, которые суды взыскали с него по искам Банка Москвы и входившей в группу “Космос” дочерней компании СУ “Космос-М” – ей банк переуступил свои требования. Бизнесмен проживает в Лондоне, в России он обвиняется в мошенничестве.

Шкотовский районный суд Приморского края бывшего директора по финансам и экономике ОАО “Дальневосточный завод “Звезда” Геннадия Царюка к шести годам колонии общего режима. Экс-управленец признан виновным в злоупотреблении полномочиями (ч. 2 ст.

201 УК РФ) при заключении в 2013 году кредитного соглашения на 12,35 млрд рублей с Газпромбанком на строительство судостроительного комплекса. По версии следствия, Царюк не согласовал условия кредита с советом директоров, в результате чего предприятию был причинен ущерб.

Иск “Звезды” к бывшему финдиректору на 4,3 млрд рублей суд оставил без рассмотрения.

Основной владелец Фармацевтической фабрики Санкт-Петербурга Галина Рагимова направила иск о банкротстве компании в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Заявление оставлено без движения до устранения нарушений.

Аналогичный иск намерен подать банк “Санкт-Петербург”. Всего суд рассматривает десять исков к предприятию с общей суммой требований на 89,7 млн рублей.

В январе 2017 года в пользу банка “Санкт-Петербург” было взыскано 57 млн рублей путем продажи с публичных торгов недвижимости и оборудования, заложенных по кредитам.

Источник: https://www.Advokatorium.com/index.php/ru/news/vse-dlya-yurista/kak_otmenit_reshenie_tretejskogo_suda

Как обжаловать решение третейского суда?

Вступление решения третейского суда в законную силу

Предприниматели и компании прибегают к третейскому судебному разбирательству, рассчитывая на быстрое, конструктивное и справедливое урегулирование спора. Но ход процесса и решение третейского суда далеко не всегда устраивают абсолютно всех.

У каждого свои представления о справедливости, обоснованности, доказанности и прочих факторах принятия решения в чью-то пользу. И, если не удалось решить вопрос миром, то проигравшая сторона вряд ли может быть довольна принятым решением, каким бы оно ни было.

Бывает и такое, что вердикт суда не устраивает обе стороны: чье-то мнение не учли, на что-то закрыли глаза, а результат – некий компромисс, на который участники процесса идти не хотят и не готовы.

В любой из этих ситуаций встает вопрос: беспрекословно исполнять все, что тебе присудили, или же идти дальше в надежде оспорить решение третейского суда?

Можно ли обжаловать решение третейского суда?

Сразу скажем – можно. Причем как в рамках гражданского, так и в рамках арбитражного процесса – конечно же, в зависимости от характера спора и, соответственно, его подсудности.

Поскольку мы ведем речь о предпринимателях и компаниях, то, как правило, обжалование решения третейского суда проходит по правилам АПК РФ.

Правда, стоит сказать, что принципиальных отличий в гражданском и арбитражном процессах нет: в основе – одни и те же принципы и процедуры, разница – в деталях.

Процедуре оспаривания решений третейских судов путем их отмены в порядке арбитражного судебного разбирательства посвящены статьи 230-235 Параграфа 1 АПК РФ.

В связи с принятием Закона об арбитраже (третейском разбирательстве), в конце 2015 года в АПК РФ были внесены соответствующие изменения. На сегодняшний день Параграф 1 АПК РФ действует в редакции, изложенной в статье 9 Закона от 29.12.2015 N 409-ФЗ о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ.

Кардинально процесс оспаривания решений третейских судов не изменился. Как и ранее, налицо весьма серьезная проблема: реальных возможностей для отмены решения третейского суда – раз, два и обчелся. Фактически основания для оспаривания ограничены нарушением процессуальных формальностей, причем таких, которые нарушить можно разве что по очень большой невнимательности или по случайной ошибке.

Основания для отмены решений третейских судов

Они перечислены в ст. 233 АПК:

  • Сторона арбитражного соглашения, ставшего основанием для разрешения спора в третейском суде, не была полностью дееспособной.
  • Арбитражное соглашение недействительно согласно праву, которому оно подчинено, а при отсутствии такого права – российскому праву.
  • Решение вынесено по спору, который не был оговорен.
  • Решение третейского суда разрешает вопросы, выходящие за пределы арбитражного соглашения, и этим вопросы нельзя отделить от других, чтобы решение отменить только в этой части.
  • Состав суда или процедура вышли за пределы (не соответствовали, нарушили) закона или арбитражного соглашения.
  • Сторона, проигравшая третейский суд, не была должным образом извещена о назначении (избрании) судей либо о времени и месте заседания, а равно по другим уважительным причинам не имела возможность представить в суде свои пояснения по делу.
  • Нарушена подсудность – по закону спор не мог быть рассмотрен третейским судом.
  • Решение третейского суда противоречит публичному правопорядку РФ, например, основам права, фундаментальным правовым принципам, интересам государства и общества.

Основания 1-6 могут быть применены только при условии, что лицо, обращающееся за отменой решения третейского суда, докажет их наличие. Основания 7-8 применяются в безусловном порядке. Их наличие устанавливается арбитражным судом. При этом неважно, ссылалось на такие основания или нет обратившееся в арбитражный суд лицо.

Практически все основания – чисто формальные, их наличие легко установить: они либо есть, либо нет, а, значит, все более-менее категорично.

А вот последнее (восьмое в нашем перечне) – решение третейского суда не соответствует публичному правопорядку – оставляет простор как для поиска конкретных оснований для обжалования, так и для подготовки доказательственной базы. Этому во многом способствует формулировка – «решение противоречит публичному правопорядку».

В российских законах нет как такового однозначного и четкого определения этого понятия, а судебная практика (не без участия оспаривающей стороны) трактует и оценивает его порой весьма широко. И, надо сказать, в ситуациях, когда совсем не за что зацепиться, но оспорить решение третейского суда очень надо, это основание – самое перспективное.

Правда, ключевое значение будет иметь профессиональный уровень юриста – реальная практика в делах подобного рода и, если хотите, мастерство находить юридические зацепки там, где другие ничего не видят или не хотят видеть.

Когда решение третейского суда отменить нельзя?

Очевидный ответ на этот вопрос – когда нет оснований или их наличие нельзя доказать, что является обязательным условием оспаривания с положительным результатом. Но в данном случае речь не об этом.

Что является ключевыми поводами для обжалования решений государственных судов? Все возможные основания этого плана можно свести к двум – незаконность и (или) необоснованность решения. К сожалению, при оспаривании третейского решения это не сработает, по крайней мере в чистом виде.

Использование в качестве аргументов незаконности и необоснованности решения третейского арбитража должно сводится к попыткам доказать:

  • Спор или отдельные вопросы не могли быть рассмотрены третейским судом (процессуальное нарушение).
  • Решение противоречит основополагающим принципам российского права (нарушение материальных и, возможно, процессуальных норм).

И если таких оснований нет или их нельзя доказать, ссылаться на незаконность и необоснованность третейского решения бессмысленно. На это обстоятельство неоднократно обращалось внимание как арбитражными судами, так и ВАС РФ.

Второй аспект – окончательное решение. Статья 40 Закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» 2015 года (по старому закону действовала аналогичная норма) накладывает запрет на отмену, а значит, и оспаривание решений третейских судов, если стороны соглашением прямо определили такое решение окончательным.

Если решение третейского суда окончательное, можно ли что-то еще сделать, чтобы оно не вступило в силу?

Категоричное правило, установленное законом – запрет на оспаривание окончательных решений третейского суда. Но, чтобы это правило действовало, необходимо обязательное условие – прямое соглашение сторон (отдельное или оговорка в договоре) должно предусматривать окончательный характер решения арбитража.

Указанная выше норма предполагает, что третейский суд:

  • вынес решение в пределах своей компетенции и в порядке, которые установлены законом и соглашением;
  • соглашение сторон – действительно.

Обжаловать решение третейского суда – крайне проблематично, но это не значит, что совсем невозможно. Если обратиться к судебной практике, а главное – позиции высшей арбитражной инстанции и Конституционного Суда, то из них вытекает следующее:

  • Окончательность решения, обозначенная соглашением сторон, может быть проигнорирована государственным судом при условии, что оспариваемое решение нарушает основополагающие принципы российского права и у оспаривающего лица нет иных способов защиты своих прав (Постановление Президиума ВАС от 29.06.2010 № 2070/10).

Источник: https://yuristica.ru/stati/kak-obzhalovat-reshenie-tretejskogo-suda

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.