Вс рф о поручительстве

8 вопросов по поручительству, на которые дал ответы Верховный суд РФ — Эксиора

Вс рф о поручительстве

8 вопросов по поручительству, на которые дал ответы Верховный суд РФ

Татьяна Иванова, юрист АБ «Эксиора»

Одним из наиболее распространенных способов обеспечения обязательства является поручительство. Большинство договоров поручительства заключается, как правило, в обеспечение кредитных обязательств.

Суды не всегда однозначно подходят к вопросам трактовки условий договоров поручительства, сроков их действия, судебной защите прав поручителей и кредиторов.

За последние годы судебная практика сформировала ряд позиций, которые помогут юристам разрешить спорные вопросы, связанные с договором поручительства.

1. В договор поручительства можно включить условие о праве поручителя на односторонний отказ от договора в случае неуплаты вознаграждения за выдачу поручительства.

По одному из дел суды нижестоящих инстанций посчитали, что условие об одностороннем отказе стороны от договора поручительства в связи с невыплатой вознаграждения за выданное обеспечение противоречит закону.

Три инстанции указали, что при таких обстоятельствах основания для прекращения поручительства отсутствуют. Суды отметили, что подобное основание прекращения поручительства не предусмотрено ст. 367 ГК РФ. При этом, по мнению судов, поручитель в таком случае должен воспользоваться иным способом защиты права.

В связи с невыплатой вознаграждения поручитель должен был предъявить должнику самостоятельный иск.

Отменяя решения судов нижестоящих инстанций, Верховный суд указал, что несмотря на то что ст. 367 ГК РФ не предусматривает возможность отказа от поручительства в случае невнесения должником суммы вознаграждения за выданное обеспечение, подобное условие договора является действительным.[1]

2. Включение в договор поручительства условия о его действии до фактического исполнения основного обязательства не является условием о сроке поручительства.

В соответствии с п. 6 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Согласно ст. 190 ГК РФ срок определяется календарной датой или истечением периода времени. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

В одном деле стороны предусмотрели, что договор поручительства прекращается с момента фактического исполнения должником своего обязательства. Суды первой и апелляционной инстанции не усмотрели в указанных обстоятельствах несогласованности срока поручительства.

Верховный Суд, отменяя решения судов нижестоящих инстанций, отметил, что подобное условие договора не свидетельствует о согласовании сторонами срока поручительства, ввиду несоответствия правилам ст. 190 ГК РФ.[2] В данном случае к договору поручительства должны применяться правила п. 6 ст.

367 ГК РФ: кредитор может предъявить свои требования к поручителю в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства.

3. Прерывание срока исковой давности по требованию к должнику не затрагивает течение давности по требованию кредитора к поручителю.

Рассматривая спор по договору поручительства, суды трех инстанций пришли к выводу, что признание должником наличия неисполненных перед кредитором обязательств свидетельствует о перерыве срока исковой давности не только по основному обязательству, но и по выданному в обеспечение него поручительству. В данном деле представителем должника были подписаны акты сверки взаимных расчетов, подтверждавшие наличие задолженности. На основании ст. 203 ГК РФ арбитражные суды признали течение срока исковой давности прерванным как для должника, так и для поручителя.

Верховный Суд не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций и указал, что по смыслу п. 1 и 3 ст. 308, ст. 364 ГК РФ сроки исковой давности по требованиям к основному должнику и поручителю исчисляются самостоятельно.[3]

4. Исполнившему основное обязательство поручителю может быть отказано во включении в реестр требований кредиторов должника в условиях его банкротства по причине возможной квалификации данного требования как обязательства, вытекающего из факта участия поручителя в организации-банкроте.

Суды не раз обращали внимание на то, что обязательства из договора займа, заключенного между учредителем (директором) и организацией, могут быть квалифицированы как корпоративные.

В таком случае учредителю (директору) может быть отказано во включении в реестр требований кредиторов организации — банкрота.

Аналогичную позицию занял Верховный суд и в отношении договора поручительства, заключенного между компанией и ее учредителем.

По одному из дел суд отменил акты трех инстанций о включении кредитора в реестр требований должника, ввиду необходимости проверки доводов о корпоративном характере правоотношений, возникших из договора поручительства.[4]

5. Условие договора о действии поручительства до момента расторжения трудового договора между поручителем и должником не соответствует законодательству.

В одном из дел суды нижестоящих инстанций подтвердили правомерность включения в договор поручительства нестандартного условия его прекращения. Так, договором было предусмотрено право поручителя на односторонний отказ в случае расторжения трудового договора с должником.

В данном случае интересы кредитора ставятся под угрозу, ввиду того, что трудовое законодательство предусматривает возможность расторжения трудового договора по инициативе работника. Сославшись на п. 1 ст.

310 ГК РФ, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций, предложив суду апелляционной инстанции указать закон, которым прямо предусмотрена возможность включения условия об одностороннем отказе по исполнению обязательств поручителя.

[5] Поскольку подобного положения действующее законодательство не содержит, полагаем, что суд укажет на незаконность подобного договорного условия.

6. Поручитель не может ссылаться на истечение срока предъявления исполнительного документа к основному должнику-банкроту как на основание для отказа в удовлетворении заявления о признании поручителя банкротом.

В одном из дел кредитором был пропущен срок для предъявления к исполнению исполнительного листа по взысканию задолженности с основного должника. Суды нижестоящих инстанций указали, что в таком случае кредитор не может требовать возбуждения дела о банкротстве поручителя по данному обязательству.

Однако Верховный Суд отметил, что в данном случае поручитель не может ссылаться истечение срока исполнительной давности.

[6] Отменяя судебные акты трех инстанций Верховный Суд отметил недопустимость переложения последствий собственного продолжительного неисполнения договорного обязательства на исправную сторону – кредитора.

7. При раздельном поручительстве, взыскание исполнившим обязательство поручителем уплаченных им денежных средств с иных поручителей в равных долях неправомерно.

По одному из дел обязательство должника было обеспечено несколькими поручительствами, выданными раздельно. Поскольку обязательства должника были исполнены одним из поручителей, апелляционная инстанция взыскала с иных поручителей денежные средства в равных долях, приходящихся на каждого из них.

Верховный Суд не согласился с указанной позицией и отметил, что договор поручительства предусматривал солидарную ответственность поручителя, исполнившего основное обязательство, по отношению к должнику, однако не содержал указания на солидарную ответственность поручителей между собой.
[7] Ввиду указанного у погасившего долг поручителя не возникает права регрессного требования к остальным должникам в равных долях.

Исполнение, произведенное одним из поручителей, влечет за собой переход к нему всех прав, принадлежавших кредитору, в том числе и обеспечивающих обязательство требований к каждому из других поручителей о солидарном с должником исполнении обеспеченного обязательства.

8. Кредитор имеет право подать в суд на поручителя, не дожидаясь его возражений по предъявленным требованиям. Пропуск кредитором срока предъявления требований к поручителю по причине непредставления указанных возражений не является уважительным.

По одному из дел суды трех инстанций удовлетворили требования кредитора о взыскании задолженности с поручителя. При этом суды признали злоупотреблением правом несоблюдение срока, установленного для направления возражений, касающихся требований по договорам поручительства, что привело к утрате кредитором возможности своевременного предъявления требований.

Верховный Суд не согласился с указанной позицией.[8] Действия или бездействие поручителя при рассмотрении предъявленных к нему кредитором требований не освобождают кредитора от соблюдения сроков, предусмотренных для предъявления в суд требований, связанных с поручительством, и не лишают его права обратиться в суд с иском к поручителю в установленные договором сроки.

Таким образом, несмотря на широкое применение поручительства в сфере экономических отношений, практика до сих пор сталкивается с рядом трудностей, связанных с применением данного способа обеспечения обязательств.

* На основе указанного материала в журнале «Юрист компании» 2018 № 10 была опубликована статья юриста АБ «Эксиора» Татьяны Ивановой.

[1] Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2017 N 308-ЭС16-19725 по делу N А63-15604/2015

Источник: http://exiora.ru/reviews/the-supreme-court-s-commentaries-on-8-issues-related-to-suretyship/

Поручительству уточняют сроки // Пленум Верховного суда подготовил новые разъяснения

Вс рф о поручительстве

Пленум Верховного суда (ВС) подготовил постановление о поручительстве. В проекте есть разъяснения как по давно существующим правилам поручительства, так и по нормам Гражданского кодекса (ГК), появившимся в 2015 году.

Это должно снять противоречия в понимании некоторых правил ГК. Например, о сроках поручительства, о возражениях поручителя к кредитору и об отношениях между поручителем и должником после исполнения.

Проект отправлен на доработку.

Поручительство — один из наиболее востребованных способов обеспечения, но практика по этому вопросу не единообразная, говорила судья ВС Елена Гетман, представившая проект. Сложности в понимании норм добавила реформа ГК в 2015 году, когда появились новые правила о поручительстве.

Одно из оснований прекращения поручительства — срок, на который оно дано. Однако бывают случаи, когда в договоре стороны пишут, что поручительство действует до момента фактического исполнения основного обязательства, говорила Елена Гетман. В п. 43 проекта ВС указывает, что такое условие не свидетельствует об установлении определенного срока поручительства.

Из этого следует обязанность кредитора предъявить требование к поручителю в течение сроков по п. 6 ст. 367 ГК. То есть в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю.

А если срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен — в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

По общему правилу поручительство нескольких лиц является раздельным (п. 14). Но бывают случаи совместного поручительства (п. 3 ст. 363 ГК). Понятие такого поручительства впервые дается в п. 15 проекта.

Поручителей ВС предлагает считать совместными, если установлена их воля распределить в отношениях между собой последствия неисполнения основного обязательства должником.

О совместном поручительстве может говорить, например, соответствующее указание в договоре, условие о распределении ответственности по обязательству должника, а также договоры поручительства с аффилированными лицами.

У поручителя есть два вида возражений. Во-первых, это требования, которые мог бы возразить кредитору должник. Про них говорится в п. 16 проекта. Например, поручитель может ссылаться на ничтожность сделки, из которой возникло основное обязательство, на неисполнение кредитором по основному обязательству своих обязанностей, на истечение срока исковой давности.

При подготовке текста разработчики обратили внимание на противоречие в ст. 364 ГК, говорил судья ВС Иван Разумов, содокладчик по проекту. Пункт 1 статьи говорит, что у поручителя есть возражения должника, если иное не предусмотрено договором.

То есть стороны могут договориться лишить поручителя возможности ссылаться на возражения должника. Но согласно п.

5 статьи, который появился в 2015 году, нельзя ограничить право поручителя ссылаться на возражения, которые мог бы заявить должник, а соглашение с таким условием ничтожно.

Противоречие устранено в п. 16 проекта. Рабочая группа в тексте сделала выбор в пользу подхода из п. 5 ст. 364 ГК как более поздней нормы, сказал Иван Разумов.

Другой вид возражений — собственные возражения поручителя к кредитору (п. 17 проекта). Например, поручитель может ссылаться на прекращение поручительства, на его ничтожность. Условия договора поручительства, ограничивающие возражения поручителя, связанные с его отношениями с кредитором, ничтожны.

Пункты с 18-го по 22-й проекта посвящены отношениям между должником и поручителем после исполнения кредитору. Действующая редакция п. 1 ст. 365 ГК о праве поручителя, исполнившего обязательство, допускает несколько толкований, говорил Иван Разумов.

Первое предложение этой нормы говорит о суброгации, то есть о переходе прав кредитора к исполнившему поручителю. Предполагается, что права переходят в полном объеме, в том числе право взыскания договорной неустойки, пока должник не осуществит исполнение.

Но второе предложение п. 1 ст. 365 ГК говорит, что поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Это уже принципиально иной механизм возмещения поручителю исполненного им. Он больше напоминает регресс. Поэтому для большей правовой определённости применения п. 1 ст. 365 ГК рабочая группа в п.

18 проекта предлагает считать, что норма описывает два возможных способа суброгации, и поручитель вправе выбрать один из них.

Такое решение, с одной стороны, соответствует буквальному содержанию закона и принципу частной автономии, а с другой — сохраняет определенность для должника, потому что срок исковой давности будет в любом случае исчисляться по правилам суброгации, сказал Иван Разумов.

Ситуации, когда кредитор получил двойное исполнение и от должника, и от поручителя, посвящен п. 22 проекта. Должник, исполнивший основное обязательство, обязан известить об этом поручителя немедленно.

Если такого извещения нет, то поручитель, исполнивший обязательство, вправе по своему выбору взыскать с кредитора излишне уплаченное или предъявить регрессное требование к должнику. Если должник удовлетворит регрессное требование, то должник может потребовать от кредитора возврата излишне полученного.

Исключение — случаи, когда кредитор умышленно совершил действия, направленные на получение удовлетворения от поручителя, несмотря на исполнение должником.

Если основное обязательство было изменено без согласия поручителя и повлекло для него неблагоприятные последствия (например, повышенная комиссия при уплате в банк иной, о котором договорились сначала), поручитель вправе потребовать возмещения издержек от кредитора и должника солидарно (п. 22).

Если же поручитель заранее дает согласие на изменение основного обязательства, то оно должно быть явно выраженным и предусматривать пределы изменения. Например, в таком согласии может быть указание на денежную сумму или размер процентов, на которые могут быть увеличены сумма долга и проценты по нему; срок, на который может быть увеличен или сокращен срок исполнения основного обязательства.

Заранее данное согласие, не содержащее указания на такие пределы, считается невыданным (п. 26).

Разные мнения возникли при подготовке разъяснений о способах обеспечения поручительства. Пункт 1 предлагает открытый перечень. Среди них — неустойка, залог, независимая гарантия, договор страхования.

Были и другие варианты, сказала Елена Гетман, но рабочая группа остановилась на той версии, которая в тексте.

Завкафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета Бронислав Гонгало предложил убрать упоминание о договоре страхования из этого пункта, ведь закон не относит страхование к способам обеспечения.

У ученого были опасения, что из нынешней редакции практика сделает противоположный вывод, и тогда нормы об обеспечении надо будет применять к страховому договору. Говорить об этом — не задача постановления Пленума, полагает Бронислав Гонгало. Это разъяснение можно исключить, и на качество текста это никак не повлияет, отметил он.

«Проект подготовлен очень хорошо, мне он нравится», — сказал Бронислав Гонгало. Он похвалил язык проекта: «логичен, последователен, убедителен». У Минюста и Генпрокуратуры замечаний к тексту не было.

В заключительных положениях указано, что предыдущие разъяснения Высшего арбитражного суда по поручительству[1] не подлежат применению, за исключением пунктов о поручительстве по облигациям и при банкротстве.

Проект постановления ВС отправил на доработку. Окончательная версия будет представлена позже.

запись выступления судьи Елены Гетман во время заседания Пленума ВС можно посмотреть здесь:

А выступление судьи Ивана Разумова – здесь:

 

[1] Постановление Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 года № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

Источник: https://zakon.ru/discussion/2020/12/17/poruchitelstvu_utochnyayut_sroki__plenum_verhovnogo_suda_podgotovil_novye_razyasneniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.