Время совершения

Понятие времени совершения преступления. Время совершения единичных сложных преступлений

Время совершения

Временем совершения преступления является время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствия (ч. 2 ст. 9). Это правило является универсальным независимо от конструкции состава преступления (усеченного, формального или материального).

Правило о времени совершения преступления применяется к длящимся и продолжаемым деяниям.

Имеется мнение, что к длящемуся и продолжаемому преступлениям следует применять уголовный закон, в период действия которого наступило их фактическое окончание В соответствии с другим подходом следует применять закон, во время действия которого было исполнено общественно опасное деяние (юридическое окончание) независимо от времени фактического

прекращения длящегося преступления Время совершения преступления как определенный временной промежуток довольно редко упоминается в действующем УК как обязательный признак объективной стороны. Так, в ст.

106 УК предусмотрена ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка во время родов или сразу же после родов. В ст. 331 УК, определяющей понятие преступления против военной службы, говорится об этих преступлениях, совершенных в военное время (ч. 3).

Ответственность за насильственные действия в отношении начальника наступает при совершении таких действий во время исполнения им обязанностей военной службы (ст. 334 УК).

Как факультативный признак объективной стороны преступления время совершения общественно опасного деяния может оказывать влияние на степень опасности посягательства, и тогда оно учитывается при индивидуализации наказания.

Так, для квалификации кражи безразлично, в какое время она совершена.

Однако совершение хулиганских действий во время проведения массовых мероприятий повышает степень опасности хулиганских проявлений и должно быть учтено при индивидуализации наказания.

Предпочтительным представляется второе мнение, т.е. квалификация длящегося преступления по закону, действовавшему в момент юридического окончания преступления.

единичным преступлением признаётся деяние, которое содержит состав одного преступления, квалифицируется по одной статье уголовного закона или её части носятся такие, которые посягают на один объект, осуществляются одним деянием, характеризуются одной формой вины, содержат один состав преступления, предусмотренный одной статьей или ее частью.

Однако в некоторых случаях внешне схожие со множественностью преступлений деяния, состоящие из ряда тождественных или разнородных действий, признаются единым преступлением, которое квалифицируется по одной статье уголовного закона. Такое единое преступление называется сложным.

Выделяется несколько видов сложного единого преступления: длящееся, продолжаемое, составное, с несколькими альтернативными действиями, с двумя обязательными действиями, двуобъектные и многообъектные, с двумя формами вины, с дополнительными тяжкими последствиями, с неоднократно совершаемыми действиями.

в уголовном правепреступление, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозойуголовного преследования. Преступление ограничено во времени начальным и конечным моментами его совершения; конечный момент большей частью совпадает с достижением определенного результата.

Уголовному праву известны некоторые преступления, которые непрерывно осуществляются в течение более или менее длительного времени. Примерами Д.п. являются: побег из места лишения свободы, из-подареста или из-под стражи (ст.

313 УК РФ*); ничное преступление представляет собой действие (бездействие) или совокупность действий (бездействий), квалифицируемых в соответствии с положениями одной нормы уголовного закона.

1. Под единичным преступлением следует понимать случаи, когда оно предусмотрено уголовным законом (одной нормы или ее частью) в качестве одного самостоятельного состава преступления. Понятие и виды единичного преступления имеют большое значение для квалификации преступления и назначения наказания.

2. Единичные преступления делятся на: а) простые, б) длящиеся, в) продолжаемые, г) сложные, д) преступления с альтернативными действиями.

3. Простое единичное преступление имеет место, когда:

·
одному действию (бездействию) соответствует одно последствие, предусмотренное в уголовном законе, например, кража (одно действие – тайное похищение имущества и одно последствие – имущественный ущерб собственнику);

·
преступление состоит из одного действия, последствия которого лежат за пределами соответствующего состава (преступления с формальным составом, например, угроза убийства);

·
одно действие повлекло несколько последствий, указанных в законе (ст. 296 УК РМ);

·
закон предусматривает несколько альтернативных действий, при этом для состава преступления достаточно совершения хотя бы одного из указанных действий (ст. 237 УК РМ).

4. Любое единичное преступление квалифицируется по одной статье или части статьи уголовного кодекса и обладает определенным структурным единством. Таким образом, простое единое преступление характеризуется наличием одного действия (бездействия) и одного последствия или одного действия и нескольких последствий, или наличием альтернативных действий.

5. Составное (сложное) преступление состоит из двух или более преступлений, каждое из которых, если рассматривать их изолированно, представляет собой самостоятельное преступление, но которое, в силу их органического единства, образует одно единичное преступление, охватываемое признаками одной статьи (части статьи) уголовного кодекса.

Статья 29. Длящееся преступление
1) Длящимся преступлением признается деяние, характеризующееся непрерывным совершением преступной деятельности в течение неопределенного времени. В случае длящегося преступления множественности преступлений не существует.


2) Длящееся преступление признается оконченным с момента прекращения преступной деятельности или благодаря наступлению событий, препятствующих осуществлению такой деятельности. .

Длящееся преступление является одним из видов единичного преступления, которое, будучи совершенным путем действия (бездействия), непрерывно осуществляется в течение более или менее длительного времени. К числу длящихся преступлений относятся, например: незаконное лишение свободы (ст.

166 УК РМ), а так же уклонение от оказания материальной помощи родителям или мужу (жене) (ст. 202 УК РМ). Во всех этих случаях действием или бездействием лица создается определенное преступное состояние, которое длится определенный промежуток времени.

При длящемся преступлении лицо совершает действие (учиняет бездействие), которым начинается преступление, а затем уже само преступление совершается, осуществляется непрерывно в течение определенного времени. 2. Началом длящегося преступления является совершение лицом определенного деяния.

Например, началом уклонения лица от оказания материальной помощи считается невыполнение виновным решения суда, обязывающего платить соответствующие алименты.

Длящееся преступление считается завершенным, когда оно в силу различного рода обстоятельств (продажа оружия, которое незаконно хранилось), не зависящих от воли виновного, задержание лица и изъятие оружия, прекращается. С этого момента начинается течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

3. Длящееся преступление квалифицируется по одной статье УК РМ. Длительность пребывания лица в состоянии непрерывного совершения преступления, т.е. длительность самого преступления на его квалификацию не влияет, однако учитывается судом при назначении наказания.

4. Указание законодателя на тот факт, что в случае длящегося преступления множественности преступлений не существует, излишне, т.к. единичное преступление, разновидностью которого является длящееся преступление, и множественность – суть разные состояния. При множественности преступлений всегда имеет место стечение в поведении лица или соучастников двух или более преступлений.

Статья 30. Продолжаемое преступление

(1) Продолжаемым преступлением признается деяние, совершенное с единым умыслом, характеризующееся двумя или более идентичными преступными действиями, имеющими общую цель и составляющими в общем одно преступление.

(2) Продолжаемое преступление признается оконченным с момента совершения последнего преступного действия или бездействия.

1. Продолжаемое преступление – это преступление, состоящее из ряда тождественных преступных деяний, направленных к общей цели и составляющих, в общем, единое преступление. В ч. (1) ст. 30 УК РМ законодатель определяет продолжаемое преступление как деяние, складывающееся из двух или более идентичных преступных действий, объединенных единым преступным намерением (общей целью).

2. Продолжаемому преступлению присущи следующие признаки:

а) оно состоит из двух или более самостоятельных, т.е. отделенных друг от друга во времени тождественных преступных деяний;

б) в пределах продолжаемого преступления единое преступное намерение (единство умысла) лица связывает каждое из совершенных им деяний с другими деяниями таким образом, что все деяния становятся компонентами единой деятельности лица;

в) в уголовно-правовом плане каждое деяние охватывается одним и тем же юридическим составом преступления и, соответственно, становится элементом единичного (единого) преступления.

3. Понятие “продолжаемое преступление” широко используется в судебной практике по делам о хищениях (ст. 186 УК РМ), причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 196 УК РМ), преступлениях, относящихся к половой сфере (ст. 171 УК РМ).

4. Началом продолжаемого преступления следует считать совершение первого из числа нескольких тождественных деяний, т.е. деяний, имеющих признаки одинакового состава преступления. Окончанием продолжаемого преступления является момент совершения последнего из задуманных преступных деяний, т.е. достижение общей, единой цели, к которой стремился виновный.

5. Необходимо ограничивать длящиеся преступления от преступлений продолжаемых. Если длящиеся преступления – это непрерывное осуществление лицом состава преступления, то продолжаемое преступление предполагает наличие отдельных преступных деяний, отделенных друг от друга промежутком времени. Это как бы “прерывистое преступление”.



Источник: https://infopedia.su/6x12dc.html

Некоторые проблемные вопросы определения времени совершения преступления

Время совершения

Кауфман М.А., доктор юридических наук, профессор.

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы, возникающие при определении времени совершения преступления, и пути их решения.

Ключевые слова: время совершения преступления, уголовное законодательство, квалификация.

The article examines theoretical and practical problems that arise when determining a time of crime perpetration as well as the ways of solving those problems.

Проблему уголовно-правового значения времени совершения преступления нельзя отнести к числу достаточно исследованных в теории уголовного права вопросов.

Отдельным ее аспектам уделено гораздо больше внимания в рамках таких наук, как криминалистика, криминология и уголовный процесс.

Неестественность такого положения очевидна, так как уголовно-правовая характеристика деяния является отправной точкой для криминологической и криминалистической характеристик, в значительной мере определяет содержание обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Вместе с тем было бы неверно утверждать, что проблема времени совершения преступления совершенно не привлекала внимание представителей уголовно-правовой науки. Из всех ее аспектов наиболее разработан такой, как определение времени совершения преступления при решении вопроса о пределах действия уголовного закона во времени .

См., например: Блум М.И., Тилле А.А. Обратная сила закона. М., 1969; Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967; Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб., 1995; Журавлева Е.М. Действие во времени российского уголовного законодательства. М., 1999; Попов А.Н. Уголовный закон и его обратная сила. СПб., 1998; Якубов А.Е. Обратная сила уголовного закона. СПб., 2003.

Однако ограничивать уголовно-правовое значение времени совершения преступления установлением правил применения того или иного уголовного закона значит упрощать проблему до ее видимых, поверхностных проявлений. Действительное ее содержание гораздо глубже и связано с криминализацией и декриминализацией деяния, его квалификацией, а также индивидуализацией уголовной ответственности и наказания.

Вопрос о том, что же следует понимать под временем совершения преступления, относится к числу дискуссионных, причем споры не утихли и после вступления в силу УК РФ 1996 г., в ч. 2 ст. 9 которого время совершения преступления определяется как время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

В литературе же на этот счет можно встретить противоположные точки зрения, одна из которых ставит определение времени совершения преступления в зависимость от того, совершено ли преступление с формальным или материальным составом, а другая такого разделения не предусматривает.

Обе эти точки зрения по-своему обоснованны, но та, которая совпадает с законодательным решением, представляется более последовательной. Очевидно, что деяние должно признаваться преступлением уже в момент его совершения. Лицо уже в момент совершения деяния должно сознавать его значение и меру ответственности.

Признание же временем совершения преступления времени наступления последствий позволит в случае принятия более строгого закона в период между окончанием деяния и наступлением последствий применить его к субъекту.

Более того, в этом случае возможным станет и привлечение к уголовной ответственности за те деяния, которые вообще не признавались преступными (и, соответственно, наказуемыми) в момент их совершения, а также привлечение к уголовной ответственности лиц, не достигших к времени совершения деяния возраста уголовной ответственности. Такой подход противоречит принципу справедливости.

Помимо вышеназванных, учет времени совершения преступления в ходе правоприменительной практики может быть затруднен еще двумя обстоятельствами.

Одно из них заключается в том, что данный признак объективной стороны относится к числу факультативных, поскольку он не всегда отражен в диспозициях статей Особенной части УК РФ.

Кроме того, его не всегда просто выявить среди иных обстоятельств и признаков, характеризующих объективную сторону преступления.

Если обратиться УК РФ, то термин “время совершения преступления” в Общей части встречается:

  • в ст. 9 УК (“Действие уголовного закона во времени”);
  • в ст. 20 УК (“Возраст уголовной ответственности”);
  • в ст. 21 УК (“Невменяемость”);
  • в ст. 64 УК (“Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление”);
  • в ст. 87 УК (“Уголовная ответственность несовершеннолетних”).

Для описания времени совершения преступления в нормах Особенной части законодатель использует различные термины и словосочетания: “во время или сразу же после родов” (ст. 106 УК); “свыше трех (двух) месяцев” (ст. 145.

1 УК); “в установленный срок” (ст. 190 УК); “по истечении срока выезда (срока отсрочки)” (ст. 314 УК); “в определенный… срок” (ст. 314.

1 УК); “свыше двух суток, но не более десяти суток”, “свыше десяти суток, но не более одного месяца”, “свыше одного месяца” (ст. 337 УК).

В ч. 1 ст. 331 УК РФ для определения понятия преступлений против военной службы используется словосочетание “во время прохождения военных сборов”, а в ч. 3 этой же статьи говорится о законодательстве военного времени, которое должно применяться в отношении лиц, совершивших воинские преступления в военное время или в боевой обстановке.

В этой связи следует отметить, что “военное время” и “боевая обстановка” – понятия не тождественные. Россия ни с кем не находится в состоянии войны, поэтому “военное время” как обязательное условие применения уголовного законодательства военного времени отсутствует. Но боевая обстановка может возникнуть не только в военное, но и в мирное время.

Находящимся в боевой обстановке следует считать всякого военнослужащего, имеющего или выполняющего боевое задание. И хотя на Северном Кавказе военнослужащие, участвующие в антитеррористической операции, носящей перманентный характер, уже длительное время находятся в боевой обстановке, никаких законодательных актов военного времени не издается.

Поскольку преступления совершаются, то применяются нормы, рассчитанные на мирное время.

Это означает, во-первых, применение закона по аналогии, а во-вторых, свидетельствует об отсутствии в уголовном законодательстве России целого пласта уголовно-правовых норм, а именно законодательства военного времени, потребность в применении которого не вызывает никаких сомнений.

Как бы то ни было, но объективно может сложиться мнение, что время в качестве обстоятельства или признака уголовно-правового характера весьма ограниченно присутствует в нормах уголовного законодательства. Причем, как правило, указание на время как на признак, криминализирующий то или иное деяние, означает не время как таковое (т.

е. не “астрономическое” время), а некий период (отрезок) времени, в который происходят определенные события, оказывающие качественное воздействие на происходящее. В таких случаях законодатель говорит не о времени буквально, как это имеет место, например, в ст.

9 УК РФ, а более предметно, обозначая его, если позволяют семантические возможности, без использования собственно термина “время” – либо отдельным словом, либо словосочетанием. В таких случаях задача правоприменителя сводится к тому, чтобы правильно понять содержание и смысл текста закона, что достигается путем его толкования.

Прежде всего следует уяснить содержание закона путем этимологического и синтаксического разбора его текста, а также выяснения значения употребляемых в законе слов, понятий и терминов. Используя прием грамматического толкования, мы совершенно обоснованно придем к выводу о том, что в ч. 5 ст.

69 УК время совершения преступления выражено словосочетанием “до вынесения приговора судом по первому делу”, в ч. ч. 4 и 5 ст. 74 УК и в ч. 6.2 ст. 88 – “в течение испытательного срока”. В ст. 79 УК говорится о преступлении, совершенном “в период отбывания пожизненного лишения свободы” (ч.

5) и “в течение оставшейся не отбытой части наказания” (ч. 7), а в ст. ст. 82 и 82.1 УК – о совершении нового преступления “в период отсрочки отбывания наказания”.

Все эти термины, очевидно, содержат прямое указание на время совершения преступления. Законодатель берет здесь за точку отсчета определенное событие, а именно приговор или решение суда об освобождении от отбывания наказания.

Затем начинает течь срок, указанный в приговоре или решении суда, и только совершение преступления в течение именно этого совершенно определенного срока позволяет суду отменить условное осуждение (отсрочку отбывания наказания) и применить правила назначения наказания, предусмотренные ст. 70 УК РФ.

Используя тот же грамматический прием толкования закона, можно убедиться в том, что объективная сторона преступлений с административной преюдицией (возвращение которой в уголовное законодательство, пожалуй, можно рассматривать как тенденцию) также может быть выполнена лишь в определенный промежуток времени. Так, из содержания примечания к ст. 151.1 УК РФ следует, что неоднократным может быть признана продажа несовершеннолетним алкогольной продукции в течение ста восьмидесяти дней после привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние. В примечании 4 к ст. 178 УК РФ разъяснено, что под неоднократным злоупотреблением доминирующим положением следует понимать его совершение лицом более двух раз в течение трех лет, за которые указанное лицо было привлечено к административной ответственности .

По истечении какого срока после окончания исполнения постановлений о назначении лицу административного наказания возможно привлечение к уголовной ответственности – вопрос отдельный. (См.: Яни П.С. Проблемы уголовно-правовой охраны экономики от недобросовестной конкуренции // Российская юстиция. 2010. N 11).

Сходными по конструкции с названными выше статьями с административной преюдицией являются составы, в которых признак неоднократности (систематичности) также присутствует, но при этом о наличии административной преюдиции умалчивается. К ним можно отнести ч. 1 ст.

151 о вовлечении несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, ст. 154 о незаконном усыновлении (удочерении), ч. ч. 1 и 2 ст. 180 о неоднократном использовании чужого товарного знака.

Их при определенных условиях также можно рассматривать как повторное совершение административных правонарушений, предусмотренных соответственно ст. 5.37 (о незаконных действиях по усыновлению (удочерению) ребенка), ч. 2 ст. 6.10 (о вовлечении несовершеннолетнего в употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ) и ст. 14.

10 (о незаконном использовании товарного знака) КоАП. Таким образом, состав названных преступлений будет иметь место, если повторное деяние было совершено в период, когда лицо считается подвергавшимся административному наказанию.

Наконец, следует отметить еще один случай, когда выявить время, являющееся признаком состава преступления, бывает достаточно затруднительно. Это объясняется бланкетностью его выражения в уголовно-правовых нормах.

Для примера можно обратиться к составам экологических преступлений, внешняя сторона которых, по справедливому замечанию А.М. Плешакова, “обречена” быть закрепленной в бланкетных диспозициях.

И это вполне объяснимо, поскольку существует экологическое право – основная отрасль, регулирующая общественные экологические отношения, а также его охранительные разделы, в структуре которых уголовное право занимает лишь небольшое место .

См.: Плешаков А.М. Экологические преступления (понятие и квалификация). М., 1994. С. 27.

Так, в некоторых нормах, регламентирующих ответственность за совершение экологических преступлений, законодатель оперирует терминами “незаконный”, “нарушение правил”. В таких случаях для уяснения их содержания следует обратиться к соответствующим законам, правилам или иным подзаконным актам. Определенную ясность в этом вопросе могут вносить и постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Например, в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.

2010 N 26 “О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)” (далее – Постановление) указывается, что “уголовная ответственность по части 2 статьи 253 УК РФ наступает в случаях, когда такие деяния совершены… после подачи заявки на лицензирование, но без получения разрешения (лицензии) либо после получения положительного ответа о лицензировании, но до регистрации лицензии, либо после истечения срока действия лицензии…” . Лицензии на промысел живых ресурсов континентального шельфа и исключительной экономической зоны выдаются Федеральным агентством по рыболовству. Они действительны в течение календарного года.

БВС РФ. 2011. N 1.

В п. 3 Постановления говорится, что “под незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов (статья 256 УК РФ) судам следует понимать действия, направленные на их изъятие из среды обитания и (или) завладение ими в нарушение норм экологического законодательства (например, в запрещенное время

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/58169-nekotorye-problemnye-voprosy-opredeleniya-vremeni-soversheniya-prestupleniya

Действие уголовного закона во времени и в пространстве

Время совершения

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления. Действующим является уголовный закон, вступивший в силу в установленном порядке, если не истек срок его действия либо он не отменен и не изменен другим законом.

Порядок вступления в силу закона определяется ФЗ от 14 июля 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

В соответствии с ним федеральные законы:

  • подлежат официальному опубликованию в течение 7 дней после дня их подписания Президентом РФ в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации»;
  • вступают в силу по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

Уголовный закон прекращает действие в результате:

  • его отмены;
  • замены другим законом;
  • истечения срока, указанного в самом законе;
  • изменения условий и обстоятельств, обусловивших принятие данного закона;
  • признания Конституционным судом РФ неконституционным.

Особенности действия уголовного закона во времени:

  1. если новый закон влечет усиление ответственности, то по всем правоотношениям, возникшим до его издания, применяется старый, отмененный закон;
  2. уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е.

    распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание,  но имеющих судимость;

  3. уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

УК РФ гласит: “Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий” (ч. 2 ст. 9 УК).

Юридическим основанием такого решения является то, что субъективное отношение виновного к своим поступкам связано с законом, существовавшим во время совершения действия (бездействия).

Признание временем совершения преступления времени совершения действий исключает привлечение к ответственности лица, совершившего действия в период, когда они не признавались преступными, если последствия наступили после вступления в силу нового закона, криминализировавшего это деяние. Соответственно исключается квалификация действий виновного по новому закону, предусмотревшему более строгое наказание, если действия были совершены до принятия нового закона.

Так, если ранение с целью убийства из ревности было нанесено в декабре 1996 г., а смерть наступила в январе 1997 г., то временем совершения преступления следует считать декабрь 1996 г. и действия виновного квалифицировать по ст. 103 УК РСФСР (наказание: лишение свободы от 3 до 10 лет), а не по ч. 1 ст. 105 УК РФ (наказание: лишение свободы от 6 до 15 лет).

Положение о том, что временем совершения преступления признается время совершения действия, отличается универсальностью. Не все составы преступления включают в себя в качестве обязательного признака наступление последствий.

Подобный признак отсутствует в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии (например, ст. 125 УК – оставление в опасности), в усеченных составах, момент окончания преступления в которых перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию (например, ст.

162 УК – разбой). Между тем никакое преступление невозможно без совершения определенных действий или без факта бездействия.

Понятие времени совершения преступления

Время совершения преступления как определенный временной промежуток довольно редко упоминается в действующем УК как обязательный признак объективной стороны. Так, в ст. 106 УК предусмотрена ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка во время родов или сразу же после родов.

В ст. 331 УК, определяющей понятие преступления против военной службы, говорится об этих преступлениях, совершенных в военное время (ч. 3). Ответственность за насильственные действия в отношении начальника наступает при совершении таких действий во время исполнения им обязанностей военной службы (ст. 334 УК).

В некоторых случаях время выступает в качестве квалифицирующего признака. Так, наказание за самовольное оставление части или места службы более строгое в зависимости от срока отсутствия (ч. 3 и 4 ст. 337 УК).

Как факультативный признак объективной стороны преступления время совершения общественно опасного деяния может оказывать влияние на степень опасности посягательства, и тогда оно учитывается при индивидуализации наказания.

Так, для квалификации кражи безразлично, в какое время она совершена. Однако совершение хулиганских действий во время проведения массовых мероприятий повышает степень опасности хулиганских проявлений и должно быть учтено при индивидуализации наказания.

Действие уголовного закона в пространстве

При решении вопросов, связанных с действием уголовного закона в пространстве, следует иметь в виду, что местом совершения преступления по общему правилу признается место совершения общественно опасного действия независимо от места наступления последствий.

Это означает, что территория России будет местом совершения преступления, если хотя бы один из системы волевых физических актов, образующих действие как признак объективной стороны преступления, совершен на территории России, определяемой в соответствии с ч. ч. 1 – 3 ст. 11 УК.

В дополнение к этому общему правилу, Россия будет местом совершения преступления:

  • в случае, если последствия наступили на территории России, а само по себе общественно опасное действие совершено в ином месте;
  • в преступлении с двумя обязательными действиями, если хотя бы одно из составляющих преступление действий совершено на территории России;
  • если в ходе совершения длящегося или продолжаемого преступления лицо окажется на территории России и совершаемое им деяние предусматривается действующим уголовным законодательством России;
  • в соучастии, если исполнитель совершил деяние или соучастники совершили свои действия на территории России.

В случае признания местом совершения преступления территории Российской Федерации применению подлежит основной принцип действия уголовного закона в пространстве – территориальный принцип, сформулированный в ч. 1 ст. 11 УК.

В соответствии с данным принципом уголовная юрисдикция Российской Федерации на ее территории безусловна, т.е.

к уголовной ответственности по российскому уголовному закону привлекается любое лицо независимо от его гражданства, совершившее преступление, предусмотренное российским уголовным законом, на территории России.

Территория РФ устанавливается ее государственной границей. Уголовная юрисдикция осуществляется также в отношении лиц, совершивших преступления на континентальном шельфе и в 200-мильной исключительной экономической зоне.

Военно-морские корабли и военно-воздушные суда обладают экстерриториальностью. Независимо от их местонахождения, преступления, совершенные на указанных судах, подпадают под действие уголовного закона России.

На гражданских морских и воздушных судах уголовный закон РФ действует лишь в случае, если они находятся на территории России, а также в международном воздушном пространстве или международных водах.

В уголовном законе закреплен дипломатический иммунитет. Члены дипломатического персонала (послы, посланники, советники, атташе и др.) пользуются личной неприкосновенностью и иммунитетом от уголовной юрисдикции.

В соответствии с ч. 4 ст. 11 УК вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории России разрешается в соответствии с нормами международного права.

Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. и Венской конвенции о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г.

, а также согласно иным международно-правовым актам, определяющим статус международных организаций и их сотрудников, и двусторонним международным соглашениям лица, пользующиеся иммунитетом в соответствии с этими документами, обладают абсолютным иммунитетом от уголовной юрисдикции России; к уголовной ответственности по российскому уголовному законодательству они могут быть привлечены, лишь если на то будет дано определенно выраженное согласие государства, гражданами которого указанные лица являются.

В случае совершения преступления вне пределов России (ст. 12 УК РФ) лицо тем не менее может быть привлечено к уголовной ответственности по российскому законодательству на основе дополнительных трех принципов действия уголовного закона в пространстве:

Условия применения принципа гражданства:

    • гражданская принадлежность лица, совершившего преступление;
    • факт совершения такими лицами за пределами территории России преступления против интересов, охраняемых уголовным законодательством России, т.е. любого преступления, предусмотренного УК;
    • отсутствие в отношении этих лиц по данному преступлению решения суда иностранного государства, т.е.

      вступившего в законную силу окончательного решения или об осуждении, или об оправдании (применению российского уголовного закона в равной мере препятствует как решение об осуждении указанных лиц, так и решение об их оправдании).

Под действие УК РФ РФ подпадают и преступления, совершенные российскими военнослужащими воинских частей, дислоцирующихся за пределами России.

Условия применения реального принципа:

    • гражданская принадлежность лица, совершившего преступление (на основании реального принципа уголовной ответственности могут подлежать только иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России);
    • предусмотренность совершенного ими деяния российским уголовным законом;
    • факт совершения такими лицами за пределами территории России преступления против интересов России, гражданина России или постоянно проживающего в России лица без гражданства, т.е. любого преступления, предусмотренного УК ;
    • отсутствие факта осуждения таких лиц в иностранном государстве, т.е. вступившего в законную силу окончательного решения об осуждении (вместе с тем привлечению к уголовной ответственности по российскому законодательству указанных лиц в соответствии с ч. 1 ст. 50 Конституции РФ препятствует не только их осуждение в иностранном государстве, но и оправдание).

3) универсального принципа.

Условия применения универсального принципа:

    • гражданская принадлежность лица, совершившего преступление (на основании универсального принципа уголовной ответственности могут подлежать только иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России);
    • предусмотренность совершенного ими деяния российским уголовным законом;
    • факт совершения такими лицами за пределами территории России преступления, которое Россия может преследовать в соответствии с международными договорами, участницей которых она является, или иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые РФ, в сфере уголовного права, применяя национальное уголовное законодательство и независимо от того, против интересов какого государства такое преступление направлено;
    • отсутствие факта осуждения таких лиц в иностранном государстве, т.е. вступившего в законную силу окончательного решения об осуждении (вместе с тем привлечению к уголовной ответственности по российскому законодательству указанных лиц в соответствии с ч. 1 ст. 50 Конституции РФ препятствует не только их осуждение в иностранном государстве, но и оправдание).

Выдача (экстрадиция) лиц, совершивших преступление, — это передача преступника другому государству для судебного разбирательства или приведения в исполнение вынесенного приговора, осуществляемая согласно международным договорам и национальному уголовному и уголовно-процессуальному законодательству. Она возможна только в случае совершения преступления, а не какого-либо иного правонарушения. Условия и порядок выдачи регламентируются национальным (внутригосударственным) законодательством и международными договорами. Гражданин РФ не может быть выдан другому государству.

Исключением из международных договоров о выдаче преступников является право убежища. В России не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения.

Место совершения преступления – это описанная в законе конкретная территория (сухопутная, водная или воздушная), на которой совершается преступление.

Место совершения преступления может влиять на квалификацию деяния, если оно включено законодателем в уголовно-правовую норму в качестве обязательного признака конкретного состава преступления.

Например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах (ст. 217 УК). О местах захоронения говорится в ст. 244 УК (надругательство над телами умерших), местах или миграционных путях к ним – в ст. 256 УК (незаконная добыча водных животных и растений) и т.п.

В некоторых случаях особенности места совершения преступления, влияющие на степень опасности деяния, признаются законодателем квалифицирующими признаками.

Так, одним из квалифицирующих признаков загрязнения вод законодатель называет совершение этого преступления на территории заповедника или заказника, либо в зоне экологического бедствия, или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (ч. 2 ст. 250 УК).

В остальных случаях место совершения преступления является факультативным признаком, влияющим на степень опасности деяния, что учитывается судом при выборе вида и размера наказания.

При квалификации хищений либо вымогательства наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК) место совершения преступления безразлично. Однако хищение этих веществ или средств, например, из больницы, повышает степень опасности данного преступления, что и должен будет учесть суд при индивидуализации наказания.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/deystvie-ugolovnogo-zakona-vo-vremeni-i-v-prostranstve

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.