Возмещение расходов по агентскому договору

Компенсация расходов агента: право или обязанность принципала?

Возмещение расходов по агентскому договору

“Туристические и гостиничные услуги: бухгалтерский учет и налогообложение”, 2015, N 2

Посредничество широко распространено в сфере туризма и гостеприимства. Так, основная модель продвижения турпродукта от оператора до потребителя предполагает участие турагента. Гостиницы тоже часто прибегают к услугам профессиональных посредников для обеспечения максимальной загрузки номерного фонда.

Успешность работы всех перечисленных лиц зависит от многих факторов, в том числе от рекламных усилий каждого. Причем специфика такова, что в целях увеличения продаж посредник порой вынужден рекламировать продукты своего партнера.

Расходам на популяризацию чужих продуктов в профессиональной литературе и информационных базах уделено не так много внимания. Этот пробел необходимо восполнить.

Порядок распределения расходов между агентом и принципалом

Разберемся, можно ли вообще считать расходами агента (комиссионера) затраты, непосредственно связанные с исполнением поручения принципала (комитента), или такие затраты всегда должны компенсироваться принципалом (комитентом) и приниматься к учету последним.

К сведению. В силу п. 1 ст. 1005 ГК РФ агент за вознаграждение совершает по поручению принципала юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Согласно ст. 1011 ГК РФ к отношениям, вытекающим из агентского договора, в зависимости от того, от чьего имени (принципала или своего) действует агент, применяются положения гл. 49 “Поручение” или 51 “Комиссия” ГК РФ соответственно (если эти правила не противоречат, в частности, существу агентского договора).

Когда агент действует от имени принципала, применяются правила, сформулированные в ст. 975 ГК РФ, в соответствии с которыми доверитель обязан возмещать поверенному понесенные издержки, если иное не предусмотрено договором. Другими словами, у сторон договора поручения есть право согласовать, возмещаются ли поверенному расходы, связанные с исполнением поручения доверителя, и в каком размере.

Когда агент действует от своего имени, срабатывают положения ч. 1 ст. 1001 ГК РФ. В нем указано, что комитент обязан возместить комиссионеру затраченные им на исполнение комиссионного поручения суммы.

Данная норма не содержит указания на то, что стороны договора комиссии вправе иным образом распределить бремя расходов. Означает ли это, что агент, действующий от своего имени, равно как и комиссионер, гарантированно должен получить компенсацию расходов в силу закона? Думаем, что нет.

Разберем ситуацию на примере турагента, который всегда взаимодействует с туристами от своего имени (это требование ст. 10.1 Закона N 132-ФЗ ).

Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”.

Сущность деятельности турагента заключается в продвижении и реализации турпродуктов. Под продвижением понимаются реклама, участие в специализированных выставках, ярмарках, издание каталогов, буклетов и т.д. Такие определения даны в ст. 1 Закона N 132-ФЗ.

Получается, что функции турагента не ограничены заключением договоров с туристами, а подразумевают совершение и иных действий, в том числе рекламного характера. Отдача от этих действий имеет экономический эффект как для турагента, так и для туроператора.

Следовательно, некорректно утверждать, что рекламные расходы турагента осуществляются исключительно в интересах туроператора и должны быть безоговорочно компенсированы последним в соответствии с ч. 1 ст. 1001 ГК РФ.

Думаем, что это тот самый случай, когда положения указанной части (об обязанности комитента возместить расходы комиссионера) не применимы в силу ст. 1011 ГК РФ, поскольку противоречат существу агентского договора, заключаемого между туроператором и турагентом.

Из всего сказанного выше следует, что затраты на рекламу турпродуктов, которые формирует туроператор, а продает турагент, правомерно отнести на счет последнего. В договоре это можно сформулировать таким образом.

Туроператор не обязан возмещать турагенту дополнительные расходы, связанные с исполнением поручения.

Все возможные расходы турагента, формирующие себестоимость его услуг, в том числе расходы на рекламные и маркетинговые мероприятия, покрываются за счет согласованного сторонами агентского вознаграждения.

Аналогичное условие можно включить в договор комиссии или агентский договор о привлечении клиентов – потребителей гостиничных услуг.

Данный подход соответствует разъяснениям Пленума ВАС.

Примечание. О свободе договора и императивности норм

Стороны договора комиссии (агентского договора) согласовали невозмещение расходов комиссионеру (агенту). Не будет ли такое условие договора впоследствии признано ничтожным? Часть 1 ст. 1001 ГК РФ обязывает комитента возмещать понесенные комиссионером расходы.

Можно ли отступить от этого правила? Чтобы снять все сомнения, обратимся к разъяснениям Пленума ВАС, приведенным в Постановлении от 14.03.2014 N 16 “О свободе договора и ее пределах” (далее – Постановление N 16).

Напомним, что граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (см. п. 2 ст. 1 и ст. 421 ГК РФ). Согласно п. 4 ст.

421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано обязательными для сторон правилами, установленными законом или иными правовыми актами (императивными нормами).

Когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо поставить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Пленум ВАС подчеркнул, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, а не только на основе буквального значения содержащихся в ней слов и выражений.

Норма является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой (например, в ней указано, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы) (п. 2 Постановления N 16).

При отсутствии в норме явно выраженного запрета установить иное она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон либо императивность нормы вытекает из существа законодательного регулирования данного вида договора (см. п. 3 Постановления N 16). Очевидно, что ч. 1 ст. 1001 ГК РФ не обладает обозначенными признаками императивности.

В п.

4 Постановления N 16 указано: если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, названные выше, она должна рассматриваться как диспозитивная. В этом случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не является основанием для признания договора или отдельных его условий недействительными.

В качестве примера такой нормы суд привел ст. 410 ГК РФ о том, что обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования.

Как пояснил Пленум ВАС, содержание данной нормы не означает запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п. Исходя из изложенного ч. 1 ст.

1001 ГК РФ следует отнести к разряду диспозитивных норм ввиду отсутствия в нем прямого запрета на установление соглашением сторон договора условия о некомпенсации комитентом расходов комиссионера.

То есть стороны договора комиссии (агентского договора) вправе согласовать порядок компенсации расходов комиссионера, отличный от предусмотренного ч. 1 ст. 1001 ГК РФ.

Порядок признания агентом расходов в целях налогообложения

Источник: https://WiseEconomist.ru/poleznoe/99353-kompensaciya-rasxodov-agenta-pravo-obyazannost-principala

Агентское вознаграждение: бухгалтерские проводки

Возмещение расходов по агентскому договору

В настоящее время все чаще встречаются сделки, выполнение которых компании перепоручают сторонней организации — агенту. Агент исполняет свои обязанности не бесплатно, поручитель платит ему вознаграждение. Что представляет собой посреднический договор, какие сформировать бухгалтерские проводки по агентскому договору у агента и у принципала — расскажем в нашем материале.

При заключении агентского договора принципал (комитент) поручает за вознаграждение агенту (комиссионеру) приобретать или продавать в его интересах товары, работы и услуги. Порядок заключения и осуществления действий в рамках такого соглашения регулируется положениями главы 52 ГК РФ. Суть его заключается в поручении посреднику выполнения юридических и иных действий в интересах организации:

  • от своего имени, но за счет принципала;
  • от имени и за счет принципала.

По результатам выполнения поручения составляется отчет агента, в котором описывается суть выполненного поручения, размер понесенных расходов в ходе выполнения с предоставлением подтверждающих документов.

Одним из основных положений является то, что такое соглашение может быть только возмездным. То есть за услуги комиссионера уплачивается вознаграждение. Порядок его начисления и условия оплаты следует прописать в заключаемом соглашении.

Когда заключаются агентские договоры, бухгалтерский учет нередко вызывает множество вопросов. У обеих сторон учет расчетов по посредническим соглашениям целесообразно вести на счете 76 «Расчеты с прочими дебиторами и кредиторами». Рассмотрим особенности отражения операций в учете обеих сторон сделки.

Бухучет по агентскому договору у агента

Посредник не является собственником приобретаемых или покупаемых товаров и услуг в интересах принципала. То есть поступившие товары и услуги не могут быть признаны расходами, а переданные — доходами компании.

В доходах будет отражена только сумма выставленного по договору агентского вознаграждения. С нее же необходимо будет исчислить и уплатить в бюджет НДС, если вы работаете на ОСНО.

Поступление материальных ценностей в учете отражается на забалансовых счетах:

  • 002 — если поступили активы, приобретенные по поручению;
  • 004 — если поступили активы, которые агенту поручено реализовать.

Агентский договор: бухгалтерские проводки у комиссионера.

операцииДебетКредит
Приобретение активов
Поставлены товары, работы, услуги продавцом7660
Отражено поступление материальных ценностей002
Произведена оплата продавцу6051
Материальные ценности переданы комитенту002
Реализация активов
Поступили ценности для продажи от комитента004
Получена оплата от покупателя5162
Поступившая от покупателя предоплата перечислена принципалу7651
Проданы материальные ценности в интересах принципала6276
Списаны с забалансового учета активы004
Учет оплаты услуг посредника
Начислено вознаграждение по посредническому соглашению7690
Начислен НДС с агентского вознаграждения9068
Поступило возмещение расходов и оплата посреднических услуг от комитента5176

Обратите внимание, что посредник не отражает в своем учете НДС по полученным и проданным в интересах комитента товарам и услугам. Счет-фактуру, полученный от поставщика, нельзя отражать в книге покупок. Его следует отразить в журнале учета полученных счетов-фактур и перевыставить принципалу в соответствии с требованиями Постановления Правительства РФ от 26.12.2011 № 1137.

Агентский договор: бухучет у принципала

Комитент не имеет взаимоотношений с реальным поставщиком или покупателем товаров и услуг. В учете все расчеты отражаются только с комиссионером.

В учете организации поступление товаров и услуг отражаются в момент их фактического поступления на дату утверждения отчета агента.

При приобретении комиссионером материальных ценностей в интересах компании вознаграждение агента следует учесть в их стоимости (п. 6 ПБУ 5/01, п. 8 ПБУ 6/01).

Агентский договор: проводки у принципала.

операцииДебетКредит
Приобретение активов
Поступили материальные ценности, приобретенные посредником в интересах компании10, 41, 0876
Поступили услуги, приобретенные посредником в интересах компании20, 25, 26, 4476
Отражен НДС по приобретенным через посредника активам1976
Вознаграждение комиссионера включено в стоимость материальных ценностей10, 41, 0876
Вознаграждение комиссионера отражено в расходах компании25, 25, 26, 4476
Отражен НДС по посредническим услугам1976
НДС предъявлен к вычету6819
Реализация активов
Товары переданы комиссионеру для продажи4541
Получены деньги от посредника (аванс или окончательная оплата)5176
Начислен НДС с аванса (в момент поступления денег от покупателя посреднику)6876
Товары проданы комиссионером7690
Начислен НДС со стоимости проданных комиссионером товаров9068
Списана стоимость проданных посредником активов9045
Зачтен НДС, исчисленный с аванса7668
Отражено вознаграждение комиссионера4476
Отражен НДС1976
НДС предъявлен к вычету6819

Источник: https://ppt.ru/art/buh-uchet/agentskie

Возмещение убытков по агентскому договору

Возмещение расходов по агентскому договору

02.07.2019 | Адвокатская газета | Татьяна Кузнецова

Как указал Суд, одно лишь решение третейского суда, по которому заказчик работ понес убытки перед третьим лицом, не может быть основанием для взыскания их с подрядчика, если тот не привлекался к участию в третейском разбирательстве.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке определения ВС.

По мнению одного из них, выводы о том, что в действиях ответчика нет признаков неправомерного поведения, повлекшего за собой убытки для истца, полностью обоснованы.

Другой полагает, что Судебная коллегия ВС выполнила не свойственную ей функцию оценки доказательств по делу, и у Суда не было оснований для вывода о надлежащем выполнении ответчиком подрядных работ.

27 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-18843 по спору между сторонами подрядного договора относительно взыскания с подрядчика убытков, уплаченных заказчиком третьему лицу по агентскому договору.

Агент возместил принципалу убытки за нарушение подрядчиком работ

В сентябре 2015 г.

ПАО «Русолово» (агент) и ОАО «Оловянная рудная компания» (принципал) заключили агентский договор, по условиям которого агент обязался за вознаграждение от своего имени и за счет принципала (либо от имени и за счет принципала) заключить договор подряда на горнопроходческие и добычные работы на руднике оловорудного месторождения в Хабаровском крае. Согласно п. 5.4 договора принципал имел право оштрафовать агента за убытки от выполненных подрядчиком работ, а также в случае неполучения руды на рудный склад в соответствии с его производственной программой.

Через месяц «Русолово» заключило с ЗАО «Южное горно-строительное управление» договор подряда на выполнение вышеуказанных работ. Спустя некоторое время заказчик в одностороннем порядке отказался от договора, но затем стороны перезаключили его.

Впоследствии «Оловянная рудная компания» в порядке третейского судопроизводства взыскала с «Русолова» расходы по устранению недостатков в работе подрядчика и третейский сбор на сумму 19,6 млн руб.

Согласно решению третейского суда принципал понес убытки в связи с частичным демонтажем аварийной конструкции портала наклонного съезда, строительством нового портала и засыпкой грунтом открытого пространства без возможности извлечения возвратных материалов. Ущерб также включал в себя расходы компании на электроэнергию, оплату труда сезонных работников для переработки руды и производство продукции в виде оловосодержащего концентрата в связи с осуществлением запуска обогатительной фабрики.

После этого «Русолово» предъявило судебный иск к подрядчику о взыскании убытков на сумму, взысканную с компании по решению третейского суда. В обоснование своих требований общество ссылалось на то, что убытки возникли из-за нарушения ответчиком своих подрядных обязательств.

Суды разошлись в оценке действий подрядчика

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он пришел к выводу о недоказанности совокупности обстоятельств, необходимых для взыскания с ответчика убытков.

При этом суд исходил из того, что подрядчик не являлся стороной агентского договора, а спорные договоры подряда не содержали ссылок на него.

В этой связи суд заключил, что агентский договор, заключенный между истцом и третьим лицом, не распространяется на ответчика и не влечет для него возникновение прав и обязанностей.

Кроме того, арбитражный суд указал на недоказанность выполнения подрядчиком некачественных работ, поскольку в договорах подряда не оговаривались условия об их качестве, а ответственность подрядчика возникает в случае обнаружения заказчиком отступлений при выполнении работ от условий договора либо при возникновении иных недостатков.

Апелляционный суд отменил это решение и удовлетворил иск в полном объеме. В дальнейшем окружной суд поддержал постановление апелляции. Обе судебные инстанции пришли к выводу о наличии причинно-следственной связи между ненадлежащим выполнением ответчиком подрядных работ и убытками истца.

Так, хотя апелляционный суд подтвердил обоснованность выводов суда первой инстанции о том, что участники спора являлись сторонами самостоятельных договоров, однако он пришел к выводу об осведомленности ответчика о выполнении работ для третьего лица и, следовательно, о взаимосвязи агентского и подрядных договоров. Вторая инстанция также постановила, что взыскание с «Русолова» убытков по решению третейского суда стало следствием выполнения работ подрядчиком с отступлением от проектных решений, несоблюдения им ГОСТов, что было зафиксировано в журнале маркшейдерских указаний.

Верховный Суд оставил в силе решение первой инстанции

ЗАО «Южное горно-строительное управление» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, судья которого сначала отказался принимать ее к производству. После отмены зам.

председателя Верховного Суда РФ соответствующего определения судьи ВС кассационная жалоба заявителя поступила на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам, которая после изучения материалов дела № А40-117021/2017 пришла к выводу о ее обоснованности.

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС № 7 от 24 марта 2016 г. Суд напомнил, что под убытками в виде реального ущерба понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Как следует из вышеуказанных разъяснений Пленума, кредитор доказывает не только наличие у него убытков, но и их размер, а также причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками.

«Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер», – указал ВС.

Проанализировав условия подрядных договоров, высшая судебная инстанция заключила, что основной обязанностью ответчика являлось выполнение горнопроходческих и добычных работ в объеме не менее 300 погонных метров в месяц и 3800 погонных метров в 2016 г. Именно за их невыполнение в указанном объеме по вине подрядчика «Русолово» несло ответственность перед третьим лицом по агентскому договору. Кроме того, стороны договоров подряда определили перечень необходимых вспомогательных работ.

Во втором договоре подряда стороны согласовали, что за невыполнение объема работ по графику, повлекшее остановку обогатительной фабрики и технологического процесса по выработке руды, заказчик вправе требовать от подрядчика возмещения убытков в соответствии со ст.

15 ГК РФ, ответственность же сторон, не предусмотренная договором, определялась в соответствии с вышеуказанным кодексом. Но Верховный Суд выявил отсутствие в журнале маркшейдерских указаний записей о невыполнении подрядчиком объема горной выработки.

В данном документе была отражена только необходимость срочного выполнения вспомогательной работы – крепления горной выработки в связи с самопроизвольным обрушением породы.

«В обоснование наличия и размера реального ущерба истец представил в материалы дела документы третьего лица, положенные в основу решения, принятого третейским судом.

Вместе с тем указанные доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве и не имел возможности заявить свои возражения относительно возникновения у общества “Оловянная рудная компания” ущерба по вине подрядчика, а также обоснованности таких расходов», – отмечено в определении Суда.

Кроме того, Суд отметил, что исходя из условий подрядных договоров ненадлежащее выполнение обществом «Южное горно-строительное управление» вспомогательных работ могло повлиять лишь на размер оплаты результата таких работ.

С учетом изложенного Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда

Адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Дмитрий Мальбин отметил, что в рассматриваемом деле Судебная коллегия ВС РФ выполнила не свойственную ей функцию оценки доказательств по делу.

Об этом, по словам эксперта, свидетельствует отсутствие в определении какой-либо аргументации, связанной с неправильным применением апелляцией и кассацией норм материального права, а также ссылок на конкретные нормы права, которые были бы нарушены ими.

«Фактически основной аргумент Коллегии для отмены принятых по делу судебных постановлений состоит в том, что представленные истцом доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве», – резюмировал адвокат.

По его мнению, само по себе несогласие ответчика с представленными истцом доказательствами, хотя бы он и не принимал участия в третейском разбирательстве, не свидетельствует о том, что ответчик выполнил свои работы надлежащим образом.

«Возражая против иска, ответчик обязан представить доказательства надлежащего исполнения своих обязанностей.

Однако, судя по тексту определения, таких доказательств ответчик не представил, а значит, у Суда не было оснований для вывода о том, что работы были выполнены ответчиком надлежащим образом», – заключил Дмитрий Мальбин.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/vozmeshenie_ubytkov_po_agentskomu_dogovoru/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.